Заявление о подложности доказательств в арбитражном процессе

Как заявить о фальсификации. Судебная практика

Фальсификация доказательств в судебных делах разных уровней — явление почти обыденное. Ею зачастую не гнушается недобросовестная сторона, пытаясь усилить свою позицию в суде или доказать необоснованность позиции процессуального оппонента.

Представляется, что распространению случаев фальсификации доказательств по делу способствуют три основных фактора: несерьезное отношение судов к вопросам фальсификации доказательств, неудачная формулировка ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ), бездействие правоохранительных органов. Но обо всем по порядку.

Реакция нижестоящих судов

Фальсификация доказательств является уголовно наказуемым деянием, которому посвящена ст. 303 главы 31 «Преступления против правосудия» Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ). Ст. 161 АПК РФ предусматривает порядок рассмотрения заявления о фальсификации доказательства. На суд возложена обязанность полного и всестороннего исследования всех обстоятельств дела. Именно он должен быть заинтересован в пресечении и недопущении фальсификации доказательств по делу. Однако судебные органы, к сожалению, не то что по своей инициативе, но даже и по обоснованному заявлению участников процесса нередко не проверяют заявлений о фальсификации доказательств по делу. Так, в рамках процесса о несостоятельности физического лица (дело № А56-71402/2015 рассматривалось в том числе и в ВС РФ, но точка в споре еще не поставлена) разбирался вопрос о включении требований общества с ограниченной ответственностью (далее-Общество) на сумму свыше 27,7 млн руб. в реестр требований кредиторов должника (далее — реестр). Возражая против включения в реестр требований Общества, в котором сам должник являлся единственным участником и генеральным директором, банк, перед которым Общество поручилось за должника, наряду с доводом о 100-процентной аффилированности должника и кредитора, заявил о фальсификации соглашения от 07.05.2012. В последнем стороны предусмотрели, что физическое лицо выплатит Обществу долг и проценты за то, что то в качестве поручителя должника исполнило обязательство по погашению его долга перед банком. Суд первой инстанции в итоге признал требования Общества обоснованными и подлежащими включению в реестр, а относительно заявления о фальсификации доказательств отметил буквально следующее. «Указывая на фальсификацию данного соглашения в отзывах на требование, АО „СитиИнвестБанк“ а установленном ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса РФ порядке заявление о фальсификации не сделало, ходатайства о назначении экспертизы давности изготовления документа не заявило, в связи с чем доводы в указанной части отклоняются судом» (Определение Арбитражного суда города Санкт- Петербурга и Ленинградской области от 04.08.2016 по делу № А56-71402/2015).

Таким образом, для суда было важнее соблюдение стороной формы заявления о фальсификации доказательства (по всей видимости, она сделала заявление в устной, а не в письменной, как это предусмотрено АПК РФ, форме), нежели выяснение факта наличия или отсутствия обоснованности такого заявления. Изложенную выше позицию суда первой инстанции поддержали суды апелляционной и первой кассационной инстанций. Однако ВС РФ Определением от 16.11.2017 № 307-ЭС17-1676 по делу № А56- 71402/2015 отменил судебные акты судов трех инстанций и направил обособленный спор на новое рассмотрение.

ВС РФ в первую очередь отметил допущенную судом первой инстанции процессуальную ошибку, указав, что до того, как объявить перерыв, после которого было сделано заявление о фальсификации доказательства, суд не объявил о завершении исследования доказательств по делу.

Таким образом, ВС РФ указал на то, что у суда первой инстанции не имелось процессуальных препятствий для надлежащего рассмотрения заявления о фальсификации, так как стадия исследования доказательств не была завершена. Также ВС РФ обратил внимание нижестоящих судов на то, что АПК РФ в отдельных случаях наделяет суд полномочиями по истребованию дополнительных доказательств по делу, в частности, при проверке достоверности заявления о фальсификации согласно ст. 161 АПК РФ. Действительно, эта статья дает право суду при проверке достоверности заявления о фальсификации доказательства по своей инициативе истребовать соответствующее доказательство или назначать экспертизу. Позиция ВС РФ, на мой взгляд, обоснована и направлена на исправление допущенной судами существенной ошибки: отказ в рассмотрении заявления о фальсификации доказательства по делу по мотиву отсутствия ходатайства о назначении экспертизы не — допустим. Суд сам может назначить экспертизу по своей инициативе, в том числе на основании п. 3 ст. 50 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Читайте также:
Образец приказа о возложении полномочий и предоставлении права подписи кадровых документов должностному лицу

Таким образом, вопрос надлежащего рассмотрения заявления о фальсификации доказательства по делу был разрешен только в ВС РФ, хотя вряд ли его можно причислить к вопросам, для рассмотрения которых необходимо участие практик образующего судебного органа страны.

Судебная практика игнорирования.

В процессе представления интересов доверителей в судах мне не раз приходилось сталкиваться с фальсифицированными доказательствами.

Так, в рамках дела № А40- 232602/2015 третьим лицом было заявлено о фальсификации расписки, на которой основывал свои требования истец. Заявление было подано в соответствии с положениями ст. 161 АПК РФ. Истец в ответ на заявление о фальсификации расписки указал, что просто потерял ее подлинник. При таких обстоятельствах ответчики, третьи лица со ссылкой на положения ч. 6 ст. 71 АПК РФ заявили, что копия расписки в отсутствие подлинника документа, а также наличия заявления о фальсификации доказательства не является надлежащим доказательством по делу. Однако суд первой инстанции (его позицию поддержали и вышестоящие суды) не то, что не рассмотрел или отклонил заявление о фальсификации, а вообще проигнорировал этот факт и никак в итоговом судебном акте свою позицию по указанному заявлению не отразил (Решение Арбитражного суда города Москвы от 13.09.2016 по делу № А40-232602/2015). Эта позиция суда нарушает нормы АПК РФ и противоречит здравому смыслу! В рамках другого дела № А66- 7580/2015 рассматривался вопрос недействительности договора подряда. Спорный договор был подписан представителем по доверенности, однако в суде первой инстанции участвующий в деле в качестве третьего лица генеральный директор общества (истца) заявил о фальсификации договора подряда с указанием на несоответствие даты его заключения (непосредственного подписания) датам, указанным в самом договоре. После данного заявления представитель ответчика заявил об исключении данного договора из числа доказательств по делу. Однако суд первой инстанции проигнорировал заявление о фальсификации доказательства и почему-то стал уточнять мотивы исключения договора подряда из числа доказательств, отказал истцу в ходатайстве о проведении экспертизы и признал договор надлежащим доказательством. Суд апелляционной инстанции истребовал дополнительные доказательства в обоснование фактического выполнения ремонтных работ в рамках спорного договора подряда. Ответчик предоставил очередную порцию сфальсифицированных документов, на что истцом было подано еще одно заявление о фальсификации доказательств по делу. Ответчик вновь исключил все указанные документы из числа доказательств по делу после заявления истца, однако и при таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не отменил решение суда первой инстанции (Решение Арбитражного суда Тверской области от 06.07.2016 и Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.02.2017 по делу по делу № А66- 7580/2015).

Таким образом, приведенная судебная практика показывает, что в реальности суды не проявляют серьезного отношения к заявлению стороны о фальсификации доказательства по делу, а ведь речь идет о совершении преступления — такого же общественно опасного деяния, как, скажем, мошенничество. Именно подобное снисходи-тельное отношение судов приводит к тому, что недобросовестная сторона процесса без зазрения со — вести и в отсутствие какой-либо угрозы негативных последствий для себя предоставляет суду сфальсифицированные документы.

Правоохранительные органы не отстают

Позиция правоохранительных органов по фальсификации доказательств по делу в большинстве случаев является правомерной. В одном из рассмотренных Арбитражным судом города Москвы дел путем проведения почерковедческой и технической экспертиз был установлен факт фальсификации подписи работника истца в уведомлении о расторжении до — говора аренды. Соответствующее заявление с приложением копии проведенной экспертизы и определения суда о результатах последней было предоставлено в распоряжение сотрудников правоохранительных органов. Казалось бы, имеются все составляющие для возбуждения дела по ст. 303 УК РФ. Однако сотрудники правоохранительных органов не только не возбудили уголовное дело, но и не допросили лиц, которые предположительно подделали подпись. Вместо этого заявитель получил отказ в возбуждении уголовного дела по факту отсутствия признаков мошенничества в действиях подозреваемых лиц.

Думается, что ст. 161 АПК РФ в том виде, в каком она зафиксирована сегодня, является основной причиной массового распространения практики фальсификации доказательств по делу. Так, в силу ст. 161 АПК РФ после заявления стороны о фальсификации доказательства по делу суд при согласии лица, представившего предположительно сфальсифицированный документ, исключает последний из числа доказательств по делу. С одной стороны, после исключения доказательства из дела сторона больше не сможет ссылаться на соответствующий документ в обоснование своей позиции. С другой стороны, ст. 161 АПК РФ фактически дает недобросовестной стороне возможность сыграть в своеобразную правовую рулетку, рассуждая примерно таким об — разом: представлю документ и, если оппонент заявит о фальсификации, то исключу его из числа доказательств по делу, а, если нет, то суд примет его как При этом правило об исключении доказательства из числа доказательств после согласия пред-ставившей его стороны в ст. 161 АПК РФ сформулировано чуть ли не в императивной форме — суду фактически вменяется в обязанность исключить доказательство из дела. С моей точки зрения, единственным плюсом данной нормы является оперативное решение вопроса доказательственной силы представленного документа, в отношении которого имеется заявление о фальсификации. Однако этот плюс не перевешивает всех тех существующих сегодня минусов, которые мешают справедливому разрешению спора.

Читайте также:
Как проводят восстановление границ земельного участка, этапы процедура и решение суда

Например, еще один существенный недостаток заключается в том, что на практике противник в споре не всегда знает о фальсификации представленного доказательства. Так, в процессах о банкротстве добросовестные кредиторы зачастую не имеют информации о хозяйственной деятельности должника с иными кредиторами, число которых может достигать нескольких сотен. При таких обстоятельствах добросовестный кредитор не может в том числе обосновать, в каком конкретно году (скажем, в 2015-м или 2016-м) заключен договор, на основании которого кредитор пытается включить свои требования в реестр требований кредиторов должника. А ведь такие вопросы имеют очень важное значение для применения правил пропуска срока исковой давности или периодов подозрительности в целях оспаривания сделок должника и т. д. Очевидно, что фальсификация доказательств по делу является реальным и прямым препятствием к справедливому рассмотрению спора. При обоснованном заявлении стороны о фальсификации доказательства суд обязан надлежащим образом рассмотреть это заявление и воспользоваться своим правом, предоставленным ему АПК РФ, — истребовать необходимые доказательства по делу и назначить экспертизу. На сегодняшний день у арбитражных судов есть все права и полномочия, чтобы активно бороться с фальсифицированными доказательствами в делах, рассматривать споры в атмосфере уважения к позиции сторон и обеспечить последним действительно равные условия при осуществлении правосудия.

Фальсификации в арбитражном процессе: найти и обезвредить

Фальсификации в арбитражном процессе: найти и обезвредить

Конкурсный управляющий оспаривает сделку, по которой учредитель дал компании заем. Но бизнесмен предъявляет в свою защиту акты о передаче денег. Акты какие-то подозрительные, а в бухгалтерии уверяют, что никаких денег не получали. Это лишь одна из многих ситуаций, где может пригодиться возможность заявить о фальсификации в арбитражном процессе. Подделки попадаются нередко, и бороться с ними сложно, говорят юристы. Экспертиза – это не панацея. Ее назначают не всегда, а ее выводы могут быть не теми, которые нужны. Но бывают случаи, когда убедить суд в подделке можно и без экспертного заключения. Примерами поделились эксперты.

Большинство опрошенных юристов-практиков сталкивались с фальсификацией доказательств. Одни говорят, что подделки встречаются редко, другие – что время от времени. Это «одно дело из 20–30» в работе руководителя юрдепартамента НЮС Амулекс Надежды Макаровой. А в юрфирме Солнцев и партнеры заявляют о фальсификации примерно в каждом 10-м деле, говорит ее управляющий партнер Станислав Солнцев. По его словам, чаще всего подделки встречаются в банкротных, корпоративных, наследственных спорах, спорах о взыскании долгов.

Среди конкретных документов это:

  • договоры займа, расписки;
  • письма, запросы, ответы на них;
  • электронная переписка;
  • документы работодателя по трудовым спорам;
  • договоры купли-продажи имущества перед смертью наследодателя.

Макарова из «Амулекса» советует внимательно изучать документы и проявлять бдительность. «Например, в ходе процесса оппонент внезапно ходатайствует о приобщении документа, который меняет его положение в лучшую сторону. Представитель другой стороны должен получить копию документа, внимательно проверить, задать вопросы, а если не уверен в подлинности, возражать против приобщения, – советует Макарова. – А если все-таки документ будет приобщен, то обсудить это с клиентом и подать заявление о фальсификации».

Оно обязательно должно быть письменным (ст. 161 АПК). Если участник дела заявил о подложности устно, то арбитражный суд заносит это в протокол и разъясняет право изложить заявление письменно (п. 36 Инфописьма Президиума ВАС от 13 августа 2004 года № 82).

Читайте также:
Можно ли развестись в России, если брак был заключен на Украине?

Заявление необходимо подать при рассмотрении дела в первой инстанции. В апелляции будет поздно, потому что суд уже оценил доказательство и теперь его уже нельзя исключить из материалов дела (Определение Конституционного суда от 22 марта 2012 года № 560-О-О). Исключение – если документ нельзя было по объективным причинам предоставить раньше.

Кроме того, если подать заявление о фальсификации после стадии исследования доказательств, суд может расценить это как злоупотребление правами и намерение затянуть процесс, отмечает Анастасия Герман из Intellect . Она советует отразить в заявлении недостатки спорного документа и подчеркивает, что он должен иметь прямое отношение к судебному делу.

Если заявление подано, но оппонент возражает против исключения спорных доказательств, то суд принимает меры: истребует другие доказательства, назначает экспертизу и т. п. (п. 1 ст. 161 АПК). Экспертиза документов чаще всего почерковедческая или давностная. Для первой важно иметь максимально приближенные к дате составления «проверяемого документа» образцы для сравнительного исследования, говорит Солнцев. Желательно – не меньше 2–5 штук, свободные (которые не связаны с делом и до его возникновения) и условно-свободные (не специально для экспертизы и после возникновения дела). С экспертизой давности хуже, признает Солнцев: методики имеют много ограничений, особенно если документам больше 1–2 лет.

Это не самая однозначная, но частая ситуация, говорит Евгений Пугачев из юрфирмы Интеллектуальный капитал : директора не было на месте, а с его позволения договор подписал кто-то еще. Например, главный бухгалтер. Правоотношения между сторонами были, они исполняли условия сделки. Но когда дело дошло до взыскания задолженности по договору, контрагент заявил, что директор не визировал документ. В этом случае почерковедческая экспертиза может установить, что подписался другой человек с подражанием почерку директора. «Тут расписался кто-то другой, но тем не менее фальсификации нет, ведь подпись была поставлена с ведома и по просьбе директора», – резюмирует Пугачев.

Нередко суды избегают экспертиз, что признают несколько юристов. Судьи бывают слишком перегружены, поэтому иногда идут по пути обычной оценки доказательств в сопоставлении с иными материалами, говорит партнер Dentons Роман Зайцев. Как вспоминает партнер Синум АДВ Артем Казанцев, его коллеги столкнулись с тем, что две инстанции не стали назначать экспертизу по оценке достоверности доказательства. И даже когда окружной суд прямо указал это сделать при новом рассмотрении дела, первая инстанция «забыла».

Иногда. Порой сами обстоятельства могут помочь обосновать, что этой подписи или печати здесь быть не могло. В одном из дел фигурировали подложные заявления о выходе из ООО, но не по всем подписям удалось получить нужное экспертное заключение, рассказывает Солнцев. Но один из участников ООО был уже на самом деле мертв, а фиктивный директор не мог еще знать сведений, которые были изложены в заявлениях. Это помогло доказать подделку, говорит Солнцев.

Еще один случай вспоминает Юлия Карпова из Инфралекса . Бывший гендиректор представил экземпляр трудового договора, который якобы давал ему право на многомиллионные ежегодные выплаты, а также компенсацию при увольнении. Юристы защищались тем, что раньше никаких подобных выплат не начислялось и в бухучете не отражалось, а сам гендиректор передавал в госорганы и банки совсем другую копию договора. Кроме того, трудовой договор был скреплен степлером и не прошит, а только последняя страница содержала подпись председателя совета директоров. «Другие страницы могли заменить», – указывали представители.

Подделка доказательств в гражданском процессе образует состав ч. 1 ст. 303 УК «Фальсификация доказательств». Это грозит штрафом от 100 000 руб. до 300 000 руб. или в размере зарплаты или другого дохода за один-два года, либо обязательными работами до 480 часов, либо исправительными работами до двух лет, либо арестом до четырёх месяцев. Правда, судя по статистике Судебного департамента, по этой статье за 2016–2018 годы осуждают в среднем 80–120 человек за год. «Это может объясняться высокой загруженностью правоохранительных органов или тем, что это менее опасные преступления, чем некоторые другие», – считает Карпова.

Caselook позволяет найти примеры немногочисленных приговоров за фальсификации в арбитражном процессе. Среди них есть много дел, которые связаны с банкротством или ликвидацией компаний, а поддельные документы в них подтверждают или опровергают имущественные права. Так, в одном из недавних дел 2019 года (№ 22-1799/2019) бывшего учредителя ООО «Вода для всех» Елену Букаеву признали виновной в фальсификации. Ликвидатор этой компании Ксения Марухленко решила признать недействительным договор займа, по которому Букаева в свое время представила фирме заем в размере 2,7 млн руб. в виде векселей Сбербанка. У ликвидатора не было подтверждений, что бывшая участница их вообще когда-либо приобретала. Букаева заявила возражения на иск и приложила акт приема-передачи ценных бумаг. Он оказался поддельным, что подтвердила экспертиза. Сама ответчица в арбитражном процессе отказалась от требований и попросила исключить акт из числа доказательств. А по итогу уголовного дела Букаеву приговорили к штрафу в размере 120 000 руб.

Читайте также:
Кто такой Квартирант: за что платит квартиросъемщик, советы

Заксобрание Ленобласти подготовило законопроект № 589321-7 о том, что «арбитражный суд сообщает в органы следствия, если обнаружит признаки преступления в действиях участников дела». Такое же положение сейчас есть в Гражданском процессуальном кодексе – п. 3 ст. 226.

17 июля 2019 года проект Заксобрания приняли в первом чтении.

Юристы разошлись в его оценке. Одни считают, что он способен бороться с фальсификациями. Другие полагают, что фактически ничего не изменится, ведь арбитражные суды перегружены и не будут пользоваться новеллой. «Но даже если так, то сама по себе угроза применения нормы может отрезвить некоторых недобросовестных участников процесса», – говорит Зайцев из Dentons.

Карпова из «Инфралекса» придерживается мнения, что все нужные механизмы в законе предусмотрены, а вопросы есть к работе правоохранительных органов. Герман считает нужным налагать штрафы на сторону, которая пыталась представить поддельное доказательство или, наоборот, неудачно попыталась признать доказательство сфальсифицированным. «Сумма может определяться исходя из цены иска или быть фиксированной при рассмотрении исков, которые не подлежат оценке, – предлагает Герман. – Но такое наказание должно быть безусловным».

ВС пояснил порядок проверки арбитражным судом заявления о фальсификации доказательств в деле

По мнению одного из экспертов «АГ», ВС РФ исправил очевидные процессуальные ошибки нижестоящих инстанций. Другая полагает, что благодаря определению ВС РФ лицам, участвующим в деле, будет проще при рассмотрении жалоб убедить судей апелляционной и кассационной инстанций, что нерассмотрение заявления о фальсификации является основанием для отмены судебного акта.

Верховный Суд вынес Определение № 308-ЭС20-16740 по спору о взыскании денежных средств за не поставленный товар по договору поставки нефтепродукта, в котором рассмотрел вопрос о том, как следует реагировать на заявления о фальсификации доказательств в арбитражном споре.

В октябре 2017 г. ООО «СУГ Регионраспределение» и ООО «Углерод» заключили договор поставки нефтегазоконденсатной смеси. По условиям договора отчетным периодом поставки был календарный месяц, товар поставлялся покупателю ж/д транспортом на основании заявок последнего, сама поставка следовала за предварительной оплатой товара.

Далее «Углерод» обратился в суд с иском к контрагенту в связи с непоставкой товара, истец потребовал возврата предоплаты в размере свыше 1,4 млн руб. и 17,5 тыс. руб. неотоваренной предоплаты по предшествующим поставкам с учетом акта сверки.

Три судебные инстанции сочли, что спор между сторонами возник относительно качества поставленного товара в конкретной цистерне № 57291916 по накладной № ЭА 604911, и удовлетворили требования истца, квалифицировав удержание ответчиком спорной суммы как неосновательное обогащение. При этом апелляция привлекла к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, грузоотправителя ООО «Крезол-НефтеСервис». Апелляционный суд также приобщил к материалам дела дополнительные доказательства, в том числе акт от 5 декабря 2018 г., которым было установлено расхождение по количеству и качеству при приемке товарно-материальных ценностей, признав их относимыми и допустимыми.

Учитывая расхождения объема газового конденсата на начало перемещения указанной цистерны и на момент выгрузки, вторая инстанция предложила сторонам дать письменные пояснения в обоснование причин расхождения. Поскольку ответчиком и третьим лицом судебное определение не было исполнено, апелляция сочла расхождение по объему товара не имеющим правового значения для рассмотрения спора, признав значимым лишь установленный факт распоряжения ответчиком поступившей в адрес истца указанной цистерны путем продажи товара третьему лицу – обществу «Крезол-НефтеСервис». Таким образом, апелляционный суд счел, что вне зависимости от наличия либо отсутствия у истца оснований заявлять о ненадлежащем качестве товара газовый конденсат, фактически не полученный последним, оплачен быть не может, а совершенный платеж в такой ситуации влечет неосновательное обогащение ответчика и подлежит возврату.

Читайте также:
Считается ли мошенничеством, если я выступаю номинальным директором фирмы?

В кассационной жалобе в Верховный Суд общество «СУГ Регионраспределение» сослалось на допущенные нижестоящими инстанциями существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела. В частности, заявитель отметил, что апелляция в нарушение ч. 3 ст. 266 АПК РФ привлекла к участию в деле третье лицо, истребовала и приобщила к делу недопустимые доказательства, не разрешив заявленные ответчиком ходатайств о фальсификации доказательства (акта от 5 декабря 2018 г. № 14) и о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица – ОАО «РЖД», осуществляющего спорную поставку. Все это, по мнению заявителя, нарушило принцип состязательности и равноправия сторон судебного процесса. Общество также указало на неверную квалификацию первой инстанцией сложившихся между сторонами отношений по поставке товара и отсутствие в резолютивной части апелляционного постановления указания на оставление жалобы без удовлетворения.

После изучения материалов дела № А53-14262/2019 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что между сторонами фактически возник спор по возврату стоимости товара, поставленного в цистерне, оплаченного истцом по 100% предоплате. Не согласившись с представленным актом от 5 декабря 2018 г., общество «СУГ Регионраспределение» ранее направляло в суд апелляционной инстанции электронное заявление о фальсификации документа, в котором также просило назначить судебную техническую экспертизу.

Как пояснила высшая судебная инстанция со ссылкой на ч. 1 ст. 161АПК РФ, если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд выполняет следующие действия: разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления; исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу; проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу. В этом случае арбитражный суд принимает законные меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

При этом способы проверки заявления о фальсификации доказательств определяются судом, однако их выбор должен соответствовать конкретным обстоятельствам дела и доводам, положенным в основу заявления о фальсификации. Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания. «Между тем из материалов дела не усматривается, что суд апелляционной инстанции принял процессуальное решение по итогам рассмотрения заявления о фальсификации, как это предусмотрено ст. 161 АПКРФ, что могло привести к принятию неправильного судебного акта. Поскольку судом не приняты меры по проверке обоснованности указанного заявления, вывод суда апелляционной инстанции о том, что данный акт не оспорен ответчиком, не соответствует имеющимся в деле доказательствам», – отмечено в определении Суда.

Верховный Суд также не согласился с апелляцией в том, что спорный товар был возвращен и получен третьим лицом, поскольку, как следует из отзыва последнего, полученный им в конкретной цистерне по определенной накладной груз поступил надлежащего качества и принят в полном объеме, что противоречит доводам истца о поставке ему данного товара ненадлежащего качества, с расхождением по количеству. «С учетом изложенного судебная коллегия полагает преждевременным вывод суда о том, что именно спорный товар, поставленный истцу в цистерне № 57291916 по накладной по накладной № ЭА604911, был возвращен обществом “Углерод” и получен третьим лицом», – заключил ВС.

Он добавил, что апелляция не учла, что в силу ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ она должна была при наличии оснований, предусмотренных ч. 4 ст. 270 этого Кодекса, рассмотреть дело по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции. «Делая вывод о наличии оснований для привлечения к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, общества “Крезол-НефтеСервис”, чьи права и обязанности могут быть затронуты настоящим судебным актом, суд апелляционной инстанции не учел, что согласно ч. 3 ст. 266 АПК РФ в суде апелляционной инстанции не применяются правила о привлечении к участию в деле третьих лиц и, в нарушение ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ, не перешел к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции», – указал ВС, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и вернув дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Читайте также:
Исковое заявление в суд общей юрисдикции: требования, составление, подача

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова полагает, что ВС РФ исправил очевидные процессуальные ошибки нижестоящих инстанций. «Следует отметить, что по вопросу порядка привлечения третьих лиц к участию в деле в суде апелляционной инстанции ранее высказывался и Президиум ВАС РФ в п. 42 Информационного письма от 13 августа 2004 г. № 82 (ред. от 1 июля 2014 г.), тогда Суд однозначно указал на необходимость в таких случаях перейти к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции», – пояснил она.

Юрист практики разрешения споров АБ «Инфралекс» Марина Крайнова отметила, что в рассматриваемом деле окружной суд не исправил допущенные судом апелляционной инстанции грубые нарушения норм процессуального права (привлечение третьего лица без перехода к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции, нерассмотрение заявления о фальсификации), они были исправлены Верховным Судом РФ. «Данные нарушения являются грубыми, поскольку они не связаны с усмотрением суда, а являются нарушением установленной АПК РФ процедуры рассмотрения дела и могли привести к принятию неправильного судебного акта», – пояснила она.

По словам эксперта, в соответствии с нормами АПК РФ переход к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции и привлечение третьего лица возможны только в исключительных случаях. «Однако в настоящем деле такие основания судом апелляционной инстанции установлены не были. Как указал суд апелляционной инстанции, основанием для привлечения третьего лица к участию в деле послужило то, что выводы суда апелляционной инстанции могут затронуть права и обязанности привлеченного третьего лица, но данное основание не предусмотрено АПК РФ. Третье лицо может быть привлечено к участию в деле, если судебный акт может повлиять на права и обязанности лица по отношению к одной из сторон, при этом эти обстоятельства должны быть установлены судом первой инстанции. Если судебный акт принят о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, такой судебный акт подлежит безусловной отмене в силу ст. 270 АПК РФ. Однако суд апелляционной инстанции такие обстоятельства не устанавливал, к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции не переходил», – отметила Марина Крайнова.

Юрист добавила, что в практике иногда встречаются ситуации, когда суды не рассматривают заявления о фальсификации (например, постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29 марта 2016 г. № Ф03-682/2016 по делу № А16-149/2015). «Благодаря этому определению ВС РФ лицам, участвующим в деле, будет проще при рассмотрении жалоб убедить судей апелляционной и кассационной инстанций, что нерассмотрение заявления о фальсификации является основанием для отмены судебного акта», – заключила Марина Крайнова.

Статья 161. Заявление о фальсификации доказательства

1. Если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд:

1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;

2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу;

3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

2. Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания.

Судебная практика и законодательство — АПК РФ. Статья 161. Заявление о фальсификации доказательства

В кассационной жалобе общество указало на существенные нарушения в применении судами норм процессуального и материального права. По мнению заявителя, в нарушение статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) не рассмотрены его заявления о фальсификации доказательств от 15.06.2016 и 21.07.2016. Общество полагает, что суд не дал оценку всем приведенным доводам ответчика и представленным в их обоснование доказательствам, недобросовестному и противоречивому поведению истца, что повлияло на размер взысканной суммы.

Читайте также:
Является ли приватизированная квартира совместно нажитым имуществом в 2022 году?

Суд кассационной инстанции также посчитал, что судами допущены нарушения норм процессуального права, в числе которых нарушение порядка, установленного статьей 161 Кодекса, разрешения заявления о фальсификации доказательств, сбор и оценка доказательств в их совокупности и взаимосвязи, непривлечение к участию в деле публичного акционерного общества Акционерный коммерческий банк “Связь-Банк”, осуществлявшего платеж ответчика.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 101, 106, 110, 112, 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу, что заявление ООО ТГ “Бизнес-контракт” о фальсификации доказательств по заявлению о взыскании судебных расходов, а именно договоров от 08.12.2014, от 01.09.2015, от 18.12.2015 и актов оказания юридических услуг к ним от 22.07.2016, принимая во внимание нотариально удостоверенные письменные пояснения Кузихина В.К., а также учитывая признание ООО “АДЦ” факта оказания юридических услуг ООО “Юридический центр”, является необоснованным. Оценив представленные ООО “АДЦ” в обоснование заявления о взыскания судебных расходов доказательства, установив факт наличия понесенных заявителем судебных расходов, учитывая принцип разумности и соразмерности, соблюдая баланс между правами лиц, участвующих в деле, суды признали разумной и обоснованной сумму расходов на оплату услуг представителя в размере 175 000 рублей.

Удовлетворяя заявленное требование, суды первой и кассационной инстанций руководствовались статьями 198, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьями 153, 154, 155, 161. 162 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – Жилищный кодекс), Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 N 354 (далее – Правила N 354), и исходили из следующего.

Поскольку при рассмотрении дела в суде первой инстанции компания в порядке статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не заявляла о фальсификации представленных ответчиком доказательств и в суде апелляционной инстанции не обосновала невозможность подачи такого заявления в суд первой инстанции, у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для его удовлетворения.

В кассационной жалобе товарищество просит о пересмотре указанных судебных актов как незаконных вследствие того, что товарищество не состоит в договорных отношениях с истцом и не подписывало представленных в обоснование поставки документов, его право на подачу письменного заявления о фальсификации которых суд в нарушение статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не разъяснил.

Довод заявителя о том, что факт получения им товара на спорную сумму не подтвержден надлежащими доказательствами, был рассмотрен судами и, с учетом оценки заключения судебной экспертизы, назначенной в целях проверки заявления предпринимателя Мартынова А.С. о фальсификации доказательств по делу, и содержащего выводы по значительной части исследованных документов вероятностного характера о подписях на товарных накладных, в совокупности с иными доказательствами по делу, в том числе с учетом наличия в материалах дела документов, подтверждающих отсутствие у ответчика ранее возражений относительно факта принятия спорного товара и частичного исполнения им встречного обязательства по оплате его стоимости по спорным товарным накладным, отклонен на основании положений статей 64, 65, 71, 86, 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суды проверили и отклонили доводы ответчика относительно исполнения им обязательств по оплате на основе исследования и оценки подлинных соглашений об уступке прав, подписанных между истцом (цедентом) в лице генерального директора Купеева А.К., ответчиком (должником) и ООО “Стройиндустрия-М” (цессионарием), в соответствии с которыми оплата за полученное имущество была произведена в пользу третьего лица ООО “Стройиндустрия-М”, доказательств оплаты, а также выводов судебной экспертизы, назначенной судом в рамках проверки заявления о фальсификации соглашений об уступке прав в порядке статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Отменяя судебные акты о процессуальном правопреемстве и направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции, действуя в пределах полномочий, предоставленных ему законом, сделал вывод о том, что судами нижестоящих инстанций не произведено надлежащих действий, предусмотренных статьей 161 Кодекса, для проверки заявления истца о фальсификации доказательств по делу (упомянутого договора уступки права требования), то есть, нарушены нормы процессуального права, что могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Кроме того, суды указали на то, что предпринимателем вопреки требованиям статьи 65 АПК РФ надлежащих доказательств в обоснование своих возражений не представлено, с заявлением о фальсификации доказательств в порядке, предусмотренном статьей 161 АПК РФ, предприниматель не обращался, пояснить суду обстоятельства утраты бланка товарного чека с печатью не смог.

Читайте также:
Как правильно уволиться по собственному желанию в 2022 году?

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ОАО “Лизинговая компания “ФКС” оспаривает конституционность примененных в его деле части 3 статьи 65 (об обязанности доказывания), статьи 161 (о заявлении о фальсификации доказательств) и части 2 статьи 268 (о пределах рассмотрения дела арбитражным судом апелляционной инстанции) АПК Российской Федерации. По мнению заявителя, названные взаимосвязанные законоположения в той части, в какой они по смыслу, придаваемому им пунктом 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 мая 2009 года N 36, допускают возможность отказа в рассмотрении в арбитражном суде апелляционной инстанции заявления о фальсификации доказательств, представленных в арбитражный суд первой инстанции, нарушают его права и свободы, гарантированные статьями 46 (часть 1), 50 (часть 2), 55 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Прокурор разъясняет – Прокуратура Челябинской области

Разъясняет прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в арбитражном процессе Кашапова Р.М.

В судебном процессе фальсификация доказательств заключается в сознательном искажении представляемых доказательств путем их подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или представления ложных сведений.

Порядок заявления о фальсификации доказательств предусмотрен ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК Российской Федерации), в которой установлено, что если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, то суд:

– разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;

– исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу;

– проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

Если заявление о фальсификации доказательства сделано в устной форме в ходе судебного заседания, то арбитражный суд должен отразить это заявление в протоколе и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему указанное устное заявление, право на подачу письменного заявления о фальсификации доказательства (п.36 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»). При этом в целях реализации лицом, сделавшим устное заявление о фальсификации доказательства, своего процессуального права на подачу соответствующего письменного заявления, как того требует ч. 1 ст. 161 АПК Российской Федерации, арбитражный суд должен предоставить ему время, необходимое для подготовки письменного заявления.

Если письменное заявление о фальсификации доказательства лицом, участвующем в деле, не подано, у арбитражного суда отсутствуют основания для его проверки по правилам ст. 161 АПК Российской Федерации.

Как лицо, заявившее о фальсификации, так и лицо, представившее доказательство, предупреждаются об уголовной ответственности, предусмотренной соответственно ст. ст. 306 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации. Суд вправе с согласия лица, представившего доказательство, исключить его из числа доказательств по делу. При отсутствии такого согласия судом проверяется обоснованность заявления. Иными словами, лицо, участвующее в деле, должно не голословно утверждать, что доказательство фальсифицировано, а указать мотивы, по которым оно сомневается в его достоверности.

Арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры. При этом назначение экспертизы является лишь одним из возможных (но не обязательным) способов проверки обоснованности заявления о фальсификации. Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства суд отражает в протоколе судебного заседания.

Перечень проводимых мероприятий по проверке обоснованности заявления о фальсификации доказательств определяется судом с учетом конкретных обстоятельств дела. Проверка может быть проведена в частности путем сопоставления оспариваемого доказательства с другими доказательствами, имеющимися в деле, истребования дополнительных доказательств, допроса свидетелей и пр.

Невыполнение арбитражным судом обязанностей по проверке заявления о фальсификации доказательства (принятие доказательства, в отношении которого было сделано такое заявление, без проверки) свидетельствует о существенном нарушении норм процессуального права и служит основанием для отмены принятого по делу судебного акта.

Согласно определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22.03.2012 № 560-О-О закрепление в АПК Российской Федерации правил, регламентирующих рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности.

Читайте также:
Договор на оказание коммунальных услуг: образец, бланк, скачать

По общему правилу заявление о фальсификации доказательства в порядке ст. 161 АПК Российской Федерации может быть сделано при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции. В суде апелляционной инстанции заявление о фальсификации может быть подано только в случаях, когда в силу объективных причин направившему его лицу ранее не были известны определенные факты. При этом к заявлению о фальсификации, которое представляется в апелляционном суде, должны быть приложены доказательства, обосновывающие невозможность его подачи в суд первой инстанции (абз.4 п.26постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции»).

Выводы, к которым приходит суд по результатам проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, с их обоснованием должны отражаться в решении, постановлении, принятым по существу спора.

Борьба с фальсификациями доказательств в арбитражном процессе. Продолжение

15 октября 2019 Госдума РФ приняла во втором чтении законопроект № 589321-7 О внесении изменений в ст. 188.1 АПК. Теперь при обнаружении арбитражным судом в действиях участников арбитражного процесса признаков преступления, арбитражный суд сообщает об этом в органы дознания или предварительного следствия. Автор статьи, выступая с докладом на Научно-практической конференции, проводимой в Юридическом институте ИГУ в 2018 году, анализировал текущие проблемы правоприменения при противодействии фальсификациям доказательств в арбитражном процессе, формулировал предложения по их решению. Закрепление обязанности суда сообщать о преступлении было названо необходимой, но не единственной мерой борьбы. Далее изложены тезисы доклада.

Ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому делу предусмотрена частью 1 статьи 303 Уголовного кодекса. По данным статистики Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации за 2017 год число осужденных по указанному составу преступления составило 67 человек. Этот показатель остается приблизительно равным с 2006 года, осуждается от 50 до 70 человек в год. С учетом того, что число рассматриваемых арбитражными судами округов РФ гражданских дел за первое полугодие 2018 составило более 400 000, а судами общей юрисдикции – более 8 миллионов, можно было бы предположить, что факты фальсификации доказательств по гражданскому делу встречаются очень редко. Однако, судьей Верховного Суда РФ С.А. Асташовым приводятся результаты исследований, «проведенных относительно применения арбитражными судами ст. 161 АПК РФ — рассмотрение заявлений о фальсификации доказательств в арбитражном процессе — более 50% поданных в суд заявлений удовлетворяется». Не смотря на отсутствие данных об общем числе подаваемых заявлений о фальсификации, предположение о том, что соотношение составляет не менее 1 к 100, дает нам 85 000 заявлений о фальсификации в год, из которых, по утверждению судьи С.А. Асташова, удовлетворяется половина. При этом, осужденным по составу части 1 статьи 303 Уголовного кодекса, как видно из статистики, оказывается лишь каждый шестисотый.

В соответствии с Конституцией (ст. 118) правосудие осуществляется в Российской Федерации только судом. И Арбитражный процессуальный кодекс, и Гражданский процессуальный кодекс (статья 2 АПК, статья 2 ГПК) в качестве задач судопроизводства называют не только защиту прав и законных интересов соответствующих лиц, но и формирование уважительного отношения к закону и суду. Первая из двух названных задач реализуется, в том числе, путем вынесения судебных актов, основанных строго на фактах, установленных с помощью средств доказывания, перечисленных в законе (ст. 64 АПК РФ, ст. 55 ГПК РФ). Искажение сведений о фактах и, как следствие, вынесение неправосудных судебных актов, снижает доверие к судебной системе и делает недостижимой вторую из названных задач. В связи с чем, тезис о необходимости противодействия фальсификации доказательств по гражданским делам не нуждается в дополнительном обосновании, однако, существующее положение по привлечению виновных к ответственности, по мнению автора, является серьезным препятствием в достижении поставленной задачи.

Проблема применения к виновным лицам предусмотренных законом мер ответственности имеет целый ряд оснований, первая из которых – терминологическая.

Арбитражный процессуальный кодекс не содержит определения термина фальсификации. Гражданский процессуальный кодекс не только не содержит определения приведенного в ст. 303 УК понятия фальсификации доказательства, но подобный термин в указанном кодексе полностью отсутствует. Статья 186 ГПК предусматривает термин подложности доказательства, также не приводя его расшифровки. Для установления точного смысла приходится обращаться к позициям высшей судебной инстанции – Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, которая лишь в 2006 г. разъяснила, что в соответствии с ч. 2 ст. 303 УК РФ под фальсификацией доказательств понимается не только искусственное создание, но и уничтожение доказательств.

Читайте также:
КС-11 - что это в строительстве? КС-11: образец заполнения

Употребление в статье 303 УК термина «гражданские дела» тоже создает определенные проблемы в правоприменении. Следующий пример наглядно это демонстрирует.

При рассмотрении частной жалобы на отказ в восстановлении срока на кассационное обжалование в апелляционную инстанцию представитель стороны предъявил подложную выписку из истории болезни, чтобы подтвердить уважительность причины пропуска срока. Однако факт фальсификации документа был выявлен. Представителя стороны привлекли к уголовной ответственности. Районный суд вынес приговор по части первой ст. 303 УК РФ. На первый взгляд, фальсификация доказательств налицо. Но президиум соответствующего суда приговор отменил, указав, что поскольку производство по гражданскому делу уже закончено, а речь идет только о восстановлении срока, действия представителя стороны не образуют состава преступления по части первой ст. 303 УК РФ.

Аналогичные ситуации возможны в арбитражном процессе в приказном производстве или при разрешении ходатайств о принудительном исполнении на территории Российской Федерации решений иностранных судов.

Однако, проблема терминологии лишь первая из числа стоящих на пути привлечения к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в гражданских делах. Второй проблемой можно назвать образование самого состава преступления, а именно, установление умысла. Представление интересов по гражданским, арбитражным делам осуществляется в подавляющем большинстве случаев представителями сторон, которые и представляют доказательства в дело. И когда встает вопрос о том, что доказательство признается фальсифицированным, выясняется, что оно было представлено одним лицом – представителем, а вот кем изготовлено и для каких целей, установить не удается.

Почему так происходит? Можно предположить, что в первую очередь, по причине того, что часть 1 статьи 303 УК РФ является относительной новеллой в отечественном уголовном праве. Действует она с 1996 года. Считается, что в советском уголовном праве подобной нормы не существовало. Видимо, недостаточная проработка в Уголовном кодексе 1996 года состава вызвана тем, что полномочиями по сбору и представлению доказательств наделен следователь и проблема, озвученная выше, в уголовном процессе, в отличие от гражданского, просто отсутствует. И законодатель, вводя норму, не ожидал подобной проблемы ее применения. Однако почему с 1996 года норма не подверглась доработке, позволившей бы увеличить её эффективность, остается неясным.

Еще одной проблемой на пути применения ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ, являются сроки. Поскольку фальсификация доказательств по гражданскому делу отнесена Уголовным кодексом РФ к преступлениям небольшой тяжести, срок давности составляет два года. По мнению автора, указанный срок является недостаточным.

Таким образом, все перечисленные проблемы становятся серьезным препятствием на пути достижения задач судопроизводства, озвученных выше: и защита прав и законных интересов соответствующих лиц, и формирование уважительного отношения к закону и суду. Противоправное поведение в отсутствие работающей схемы по привлечению к ответственности будет только шириться.

Автор полагает, что в настоящее время отсутствуют эффективные способы решения озвученной проблемы de lege lata и необходимо внесение изменений в действующее законодательство в части:

1. Увеличения ответственности по части 1 статьи 303 УК РФ, чтобы переведя преступление в состав тяжких, увеличить срок давности привлечения к уголовной ответственности.

2. Доработать формулировку статьи 303 УК РФ, предусмотрев ответственность не за фальсификацию доказательств по гражданским делам, а по предложению судьи Верховного Суда РФ С.В. Асташова, а за «фальсификацию в гражданском судопроизводстве».

3. Внести в АПК и ГПК норму, обязывающему судей сообщать о каждом случае фальсификации доказательств в правоохранительные органы для проведения проверки, а в отношении адвокатов – в соответствующее адвокатское образование.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: