Специфические ограничения претензий, возникающие в результате договоров на транспортировку и экспедитор. Alta-Soft

Специфические ограничения претензий, возникающие в результате договоров на транспортировку и экспедитор. Alta-Soft.

Особенности применения исковой давности по требованиям, вытекающим из договоров перевозки и транспортной экспедиции

По данным искусства. 195 Гражданского кодекса Российской Федерации ограничение претензий – это период для защиты закона путем претензии лица, закон которого был нарушен.

В соответствии с пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации ограничение должно применяться Генеральным судом только по просьбе партийной партии, которая была представлена ​​до суда Судом. Истечение срока действия ограничения, приложение которого указывает на то, что Сторона спора является основой для решения принятия решения о том, чтобы уволить претензию.

Общий период ограничения составляет три года с даты, на котором человек узнал или должен узнать о нарушении его закона.

Особые условия

В то же время закон может установить особые ограничения и особую процедуру их расчета для определенных типов претензий.

Таким образом, Федеральный аккт «Автомобильная транспортная карта и городской наземный транспортом» и «Об экспедиторской деятельности» согласны с тем, что для претензий, возникающих в результате транспортировки и экспедиторских соглашений в транспорте, период ограничения составляет один год.

Начало этого срока определяется конкретными нормативными и правовыми актами и, как правило, идентифицированы с моментом выдачи нагрузки (предполагается, что в данный момент человек, чье ущерб, причиненный в связи с потерей, потерей или повреждением (коррупция) Знал или должен был знать о нарушении ее права).

Много преступников

В экономической торговле несколько (более двух) человек участвуют в организации и исполнении транспорта, например, когда клиент впервые включает в себя соглашение об окончании экспедиции, а затем экспедитор содержит договор перевозчика с перевозчиком (иногда носитель вступает в силу его обязанности еще один фактический перевозчик).

В случае повреждения потери, убытки или повреждения товара, когда представляется богатство подрядчика, существуют трудности в порядке претензии компенсации и при адаптации перевозки транспорта в период конденсированного ограничения – клиент приходит на компенсацию От экспедитора, основанного на соглашении, заключенном между ними, то экспедитор приходит к компенсации от перевозчика на основании договора, заключенного между ними и так на цепочке вовлеченных.

В такой ситуации прямое поведение (фактическое перевозчика) часто пыталось избежать ответственности, потому что в момент привлечения в отношении судебного процесса он почти всегда истек (в случае претензий, случай в суде был впервые рассмотрен из претензии истца против экспедитора, затем от претензии экспедитора против перевозчика и т. Д.)

Ссылка на регресс

Ранее при рассмотрении таких споров суды руководствовались предоставлением искусства. 200 пунктов 3 Гражданского кодекса РФ, согласно которому в случае регрессных обязательств ограничение сроки начинается с даты, на которой было сделано основная обязательство.

Другими словами, годовой период ограничения претензии экспедитора против перевозчика начал бегать с даты возвращения экспедитором, вызванным ущерб Клиентом (в том числе в случае судебного решения), а не с момента, указанного в вышеупомянутом Упомянутые правила. С таким подходом было труднее избежать прямой ответственности ущерба из-за истечения срока действия ограничения.

Однако в конце 2017 года Президиум Верховного суда Российской Федерации одобрил «обзор судебной практики в спорах в отношении транспортных и транспортных договоров», в котором принцип впервые был спасен – период ограничения против Перевозчик / экспедитор в каждом случае начинает учитываться с момента, указанного в картах и ​​кодах каретки. Этот период не может быть произвольно распространен в зависимости от действий истца. Своевременное возмещение ущерба истцом-экспедитором в пользу клиента позволило бы истцу своевременно обратиться к перевозчику – начало срока исковой давности должно применяться не по п. 3 ст. 200 ГК РФ, но в сроки, указанные в картах и ​​кодах доставки. 3 статьи 200 ГК РФ, но на данный момент указаны в транспортных картах и ​​кодах.

Читайте также:  Правила железнодорожных переездов в соответствии с PDD 2020: со светофором и без светофора, штрафы

Интересно, что еще в 2014 году постановление Президиума ЮКО РФ № 13817/13 содержало правовую позицию, согласно которой наличие договорных обязательств между сторонами, как правило, исключает обращение в регресс.

Окончательно вопрос о начале срока давности был установлен с принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г. № 26 «О некоторых вопросах применения законодательства о контракте на перевозка грузов автомобильным транспортом, пассажиров и багажа и договор экспедирования », где еще раз была подтверждена ранее выраженная правовая позиция о том, что в каждом случае срок исковой давности в отношении экспедитора или перевозчика (независимо от количества лиц на стороне подрядчика) сторона) начинает отсчет с указанного времени

Еще одним важным положением регламента является то, что экспедитор при предъявлении претензии перевозчику не обязан доказывать, что он возместил причиненный клиенту ущерб.

Перед принятием приказа экспедиторы, чтобы не пропустить срок исковой давности в отношении перевозчика, не дожидаясь рассмотрения законности претензии к экспедитору, подали иск против перевозчика и приостановили процесс до определение суда по иску доверителя к экспедитору вступает в силу.

В настоящее время, похоже, ситуация упростится, однако налаженной судебной практики по применению данной правовой позиции пока нет.

Положение о применении срока давности по Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (CMR), составленное в Женеве 19 мая 1956 г.

В соответствии со ст. 1 Конвенции, оно применяется к любому договору перевозки грузов автомобильным транспортом за вознаграждение, если место погрузки и место доставки, указанные в договоре, находятся на территории двух разных государств, по крайней мере, один из которых является участником Конвенции.

В соответствии со ст. 32 Конвенции, претензии, которые могут возникнуть в связи с перевозкой, осуществляемой в соответствии с Конвенцией, могут быть предъявлены в течение одного года (аналогичный срок предусмотрен законодательством Российской Федерации).

Однако часть 4 ст. 39 Конвенции устанавливает особенности исчисления срока давности при привлечении к перевозке нескольких перевозчиков.

В этом случае в соответствии с ч. 4 ст. 39 Конвенции, период рассмотрения претензий отсчитывается либо с даты окончательного судебного решения, определяющего размер компенсации, подлежащей выплате в соответствии с Конвенцией, либо – при отсутствии такого решения – с даты фактической выплаты компенсация.

Таким образом, Конвенция фактически закрепляет особенности применения срока давности, аналогичные тем, которые применялись в судебной практике Российской Федерации до 2017 года в отношении срока давности, предусмотренного законодательством Российской Федерации.

В заключение следует отметить, что своевременное предъявление претензий экспедитору / перевозчику в течение срока исковой давности позволит ему своевременно предъявить претензию страховщику о возмещении ущерба при условии, что ответственность экспедитора / перевозчика застрахована. В противном случае экспедитор / перевозчик откажется удовлетворить свои претензии, так как в договорах страхования почти всегда предусмотрено, что предъявление претензий после истечения срока давности является основанием для отказа в выплате страхового возмещения.

Таким образом, добросовестным участникам правоотношений, возникающих из транспортных и экспедиторских договоров, следует помнить о сокращенном сроке давности в соответствии с законодательством Российской Федерации и специфике его применения – этот срок отсчитывается с момента, указанного в специальных законах и кодексах. , независимо от количества задействованных лиц со стороны подрядчика, чтобы не понести убытки из-за отклонения претензии в связи с ее бездействием.

Заочный спор ВАС РФ и ВС РФ по срокам исковой давности в последовательных перевозках. Кто прав?

Сравнительно недавно Верховный Суд РФ в «Обзор судебной практики в сфере споров, связанных с договорами перевозки грузов и экспедирования» (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 20 декабря, г. 2017) »и в постановлении Пленума от 26 июня 2018 г. № N 26« О некоторых вопросах применения законодательства в сфере автомобильных перевозок грузов, пассажиров и багажа и договора экспедирования »пояснил, как применять срок давности в транспортных отношениях с участием нескольких перевозчиков (далее – последовательная перевозка). Но эти объяснения вызывают у меня некоторые вопросы.

Читайте также:  Subrogacja под Каском: Winny Pay за все

Суть проблемы довольно проста. Как это обычно бывает на транспорте, существует цепочка людей, связанных договором перевозки / экспедирования: заказчик – первоначальный перевозчик – следующий перевозчик – конечный перевозчик. Для упрощения ситуации звоню всем перевозчикам, хотя некоторые из них были грузоотправителями и заключенные контракты были смешанными (но в данном случае это не так важно).

Поэтому в апреле 2016 года заказчик заключил договор перевозки с первоначальным перевозчиком на поставку определенного оборудования. Первоначальный перевозчик, понимая, что он не сможет выполнить перевозку самостоятельно, обращается к следующему перевозчику, с которым он ранее заключил договор, и последний отправляет заказ конечному перевозчику на перевозку этого груза. В конечном итоге транспортировка осуществлялась конечным перевозчиком, но партия была повреждена во время транспортировки (это произошло в мае 2016 года). В связи с тем, что груз был поврежден, заказчик подал претензию к первоначальному перевозчику. Последний перевозчик по-прежнему участвовал в деле, а следующий перевозчик (второй в нашей цепочке) никоим образом не участвовал и вообще не знал об этом. Только в августе 2017 года судебное решение о взыскании клиентом суммы компенсации с первоначального перевозчика стало окончательным. Затем первоначальный перевозчик подает претензию следующему перевозчику, и последний соглашается возместить эту сумму (что произошло в сентябре 2017 года). Однако, поскольку последний перевозчик фактически осуществил перевозку, следующий перевозчик подал на него в суд о регрессе, полагая, что срок исковой давности начинает течь с момента, когда он возместил сумму ущерба первоначальному перевозчику, то есть в сентябре 2017 года. Однако в суде последний перевозчик сослался на истечение срока исковой давности, поскольку необеспеченная отправка произошла в мае 2016 года, и они обратились в суд по истечении годового срока. И все было бы хорошо, если бы не разъяснения Верховного Суда РФ.

Обвиняемый не ссылается на вышеупомянутые акты Верховного Суда РФ, но его логика основана на этих объяснениях. В частности, в своем обзоре Верховный суд констатирует следующее:

Предприятие (заказчик) и предприятие (экспедитор-перевозчик) заключили договор на оказание транспортно-экспедиционных услуг. Согласно приложению к настоящему соглашению, компания обязалась доставить указанный компанией груз автомобильным транспортом. Для выполнения этого обязательства компания наняла компанию (фактического перевозчика). По запросу компании компания передала груз компании.

В результате дорожно-транспортного происшествия была повреждена часть доверенного компании груза.

Компания предъявила иск к компании о возврате стоимости утраченного груза.

Отказ компании от иска стал основанием для подачи иска в арбитражный суд о возмещении реального ущерба. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения, требования компании удовлетворены.

Компания исполнила решение суда, вступившее в законную силу, и предъявила иск компании о возмещении реального ущерба, причиненного незащищенным транспортом. Компания отклонила иск компании на том основании, что с момента пропажи груза прошло полтора года.

Это заставило компанию обратиться в арбитражный суд с иском к компании.

В своем возражении против иска компания сослалась на принятие истцом сокращенного (один год) срока исковой давности, исчисляемого в соответствии со ст. 42 карты автомобильной связи со дня опознания утерянного груза.

Данный иск удовлетворен решением суда первой инстанции. Суд указал, что годовой срок исковой давности по делу следует отсчитывать с момента, когда компания возместила фактический ущерб компании, так как на тот момент у нее были убытки и ее право было нарушено (п. 1 ст. 200 ГК РФ). ).

Постановлением апелляционной инстанции, оставленным без изменения арбитражным решением областного суда, решение суда первой инстанции отменено, в иске отказано в связи с игнорированием утверждения истца об истечении срока давности. . Суды посчитали, что сокращенный срок исковой давности и момент начала его исчисления для иска к перевозчику о компенсации за утраченный груз полностью вытекают из Устава и Транспортного кодекса и не могут быть продлены по мере необходимости, в зависимости от действий истца. . Своевременное возмещение компанией понесенных убытков позволило бы компании подать иск в арбитражный суд в установленные сроки. Таким образом, срок давности требования экспедитора к перевозчику о возмещении ущерба, причиненного утратой или повреждением груза, начинает исчисляться со времени, указанного в чартерном и транспортном кодексах.

Читайте также:  ДТП при повороте налево и обгоне

Позже в постановлении Пленума от 26 июня 2018 г. N 26 Верховный Суд Российской Федерации развил свою позицию и заявил следующее:

Срок исковой давности для требования экспедитора, являющегося грузоотправителем, к фактическому перевозчику о возмещении ущерба, причиненного утратой, недостачей, повреждением (порчей) груза, начинает течь на основании ст. 42 Устава с даты события, послужившего основанием для иска или требования, в том числе:

– возмещение ущерба, причиненного отсутствием, повреждением (уничтожением) багажа, груза, с момента доставки груза;

– Возмещение ущерба, причиненного утратой груза, с момента, когда груз был признан утерянным.

– просрочка доставки груза с момента доставки груза.

Срок исковой давности по претензиям экспедитора, который не является грузоотправителем, но отвечает за безопасную транспортировку вместе с перевозчиком, рассчитывается таким же образом, поскольку после выполнения обязательств перед клиентом права грузоотправителя переходят к экспедитор (ст. 313.5 ГК РФ). Срок исковой давности претензии экспедитора к фактическому перевозчику не зависит от момента, когда экспедитор выплачивает компенсацию заказчику.

На основании приведенных выше разъяснений Верховного Суда Российской Федерации получается, что в нашем случае другой перевозчик, не участвовавший в деле, должен был обратиться в суд сразу после того, как заказчик обратился к первоначальному перевозчику, прежде чем он имел право предъявить иск своему подрядчику – конечному перевозчику. Но как бы он это сделал, поскольку, во-первых, он не знал об этом деле, а во-вторых, что бы он внес в основание иска, поскольку он еще не имел права требовать конечного перевозчика. И насколько эти разъяснения Верховного Суда РФ согласуются с п. 3 ст. 200 ГК РФ, в котором указано, что для регрессных обязательств срок исковой давности исчисляется со дня исполнения основного обязательства. Тот факт, что претензии первоначального перевозчика к следующему перевозчику являются регрессными, подтвердил Высший арбитражный суд, который в Постановлении Президиума от 10.04.2012 № 15692/11 указал следующее:

Суды апелляционной и кассационной инстанций не определили неправильно, что экспедитор в этом спорном деле предъявил регрессный иск, основанный на последовательной перевозке, не учел конкретные принципы Конвенции о последовательной перевозке и, следовательно, неправильно определил начала срока исковой давности и пришли к ошибочному выводу о том, что годовой срок исковой давности истек.

Не считаете ли вы, что позиции Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в этой части противоречат друг другу? И кто прав: ВАС РФ, который рассматривает претензии, предъявленные в ходе последовательной перевозки, как регрессные и правильно рассчитывает срок исковой давности с момента исполнения основного обязательства, или ВАС РФ, которая, по всей видимости, не рассматривает такие претензии как регрессные. предъявляет претензии и предлагает исчислить срок исковой давности с момента исполнения основного обязательства. повреждение груза, тем самым лишив права защиты многих лиц при последующей перевозке?

Оцените статью
Добавить комментарий