Правотворческая форма отношений Советского государства и Русской православной церкви

Рецензия на монографию о.н. Петюковой “правовые формы отношений советского государства и русской православной церкви в 1917 – 1945 годах” 1, 2

Frolova N.A. Review of monograph of O.N. Petyukova “Law forms of relations of Soviet State and Russian Orthodox Church in 1917 – 1945”.
Петюкова О.Н. Правовые формы отношений советского государства и Русской православной церкви в 1917 – 1945 годах. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2012. 351 с. (Серия “Научные издания для юристов”.)

Фролова Наталья Алексеевна, доктор юридических наук, доцент, профессор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Ключевые слова: правовые формы отношений государства и религиозных организаций, государственно-церковные отношения, российское законодательство, свобода совести, советское государство, Русская православная церковь.

Review of monograph of O.N. Petyukova “Law forms of relations of Soviet State and Russian Orthodox Church in 1917 – 1945”.

Key words: legal forms of relations between the state and religious organizations, church-state relations, the Russian legislation, freedom of conscience, the Soviet state, the Russian Orthodox Church.

Монография доктора юридических наук О.Н. Петюковой написана на основе долголетней научно-исследовательской работы в области государственно-конфессиональной проблематики [1]. Рецензируемая работа [2] является, без преувеличения, первым монографическим историко-правовым исследованием в области государственно-конфессиональных отношений в советский период. Теоретическая и практическая значимость работы несомненна в условиях необходимости выработки оптимальной модели государственно-конфессиональных взаимоотношений, взаимодействия правовых и религиозных нормативных предписаний, влияющих на формирование правового сознания российских граждан. Данная работа может содействовать формированию теоретической основы для решения ряда практических проблем, связанных с российским законодательством в области свободы совести, и повысить эффективность государственно-конфессионального взаимодействия [3].

Появление монографии О.Н. Петюковой особенно важно в связи с тем, что на фоне высокой активности и инициативности верующих и религиозных объединений наблюдается отставание в развитии законодательства в сфере свободы совести. К тому же часто за пределами исследований остаются вопросы, связанные с определением характера отношений церкви и государства как взаимодействующих субъектов”, – отмечается в статье С.П. Синельникова “О методологии и междисциплинарности в исследованиях истории церковно-государственных отношений” [4].

В монографии справедливо отмечается, что проблема несоответствия нормотворческой инициативы государства и религиозных организаций осложняется недостатком толерантных квалифицированных кадров, терминологическими неточностями и пробелами в законодательстве, децентрализацией нормативного регулирования государственно-конфессиональных отношений, а самое главное, отсутствием четкой концепции развития отношений государства и религиозных объединений. Решение названных проблем возможно только при опоре на научно обоснованные рекомендации в области государственно-конфессионального взаимодействия с учетом комплексного многоуровневого межотраслевого характера правового регулирования данных отношений.

В этой связи монография О.Н. Петюковой, посвященная изучению правовых форм отношений советского государства и Русской православной церкви в 1917 – 1945 годах, имеет существенное теоретическое и практическое значение. Обозначенные в работе хронологические рамки ограничены, с одной стороны, революционными преобразованиями, принятием Поместным собором Русской церкви ряда определений, существенно изменивших ее статус; а с другой – 1945 годом, ознаменовавшим компромиссные с властью соборные решения.

Дискуссионность трактовок понятия и сущности государственно-церковных правоотношений в российской юридической литературе предполагает новые подходы к пониманию содержания и особенностей государственно-конфессиональных отношений посредством введения в научный оборот юридической конструкции “правовые формы отношений государства и религиозных организаций”, в работе обосновывается автономность понятий “правовая форма” и “форма права”.

Автор анализирует зарубежный опыт правового регулирования государственно-конфессиональных отношений и выделяет типы правового регулирования статуса религиозных объединений, правомерно акцентируя внимание на возможных негативных последствиях индифферентной государственной политики в отношении многочисленных конфессий и деноминаций, осуществляющих религиозную практику на территории страны. Оригинальные авторские суждения подтверждены убедительной системой аргументации, базирующейся на детальном и углубленном историко-правовом анализе преимущественно российского опыта в области реализации законодательства о свободе совести.

Исходя из ключевого положения о взаимосвязи и взаимодействии систем государственного и церковного права, обоснованного в первой главе работы, в последующих главах изучены организационные, имущественные, финансово-хозяйственные и иные аспекты деятельности православных организаций. Особый интерес представляет вторая глава монографии, содержащая обоснование правовых форм отношений советского государства и Русской православной церкви в 1917 – 1945 гг. с учетом их деления на правотворческую, правоисполнительную, правоохранительную и контрольную формы.

Эволюция правового положения Русской православной церкви в 1917 – 1945 годы анализируется на уровне приходского, епархиального и высшего церковного управления. Анализ документов, регламентировавших деятельность православных организаций, включая Книги Священного Писания, Деяния Вселенских соборов, Определения и Постановления Священного собора Православной российской церкви 1917 – 1918 гг., Положение об управлении Русской православной церкви 1945 г., позволил автору выявить внутренние процессы, присущие церковной жизни того времени.

При этом в дополнительном освещении, на наш взгляд, нуждаются вопросы, касающиеся различий в подходах советской власти к Русской православной церкви и Обновленческой церкви, впрочем, данные аспекты могут стать предметом отдельного научного исследования.

В монографической работе сделан новый шаг в изучении вопросов правового регулирования деятельности православных объединений с учетом взаимосвязи систем государственного и церковного права. Результаты исследования серьезно развивают такую новую для российской юридической науки проблему, как правовая регламентация государственно-конфессиональных отношений в России в советский период.

В работе проанализирована достаточно обширная источниковая база как светского, так и церковного происхождения – использованы фонды десяти центральных и региональных архивов, материалы всеобщих переписей населения 1897, 1920, 1926, 1937 гг., бюджетных обследований крестьянских хозяйств 1920-х годов. Опубликованные статистические данные обобщены автором в сводных таблицах и диаграммах, представленных в приложении.

В монографии широко использована общетеоретическая и отраслевая юридическая литература, а также философская, религиоведческая, историческая и социологическая научная литература, имеющая вспомогательный характер.

Авторский подход к характеристике правовых форм отношений государства и религиозных организаций свидетельствует о необходимости выработки единой концепции современной правовой политики в области свободы совести и вероисповеданий с учетом историко-правового опыта Российского государства, поскольку наиболее оптимальные формы юридической деятельности придают необходимый динамизм и результативность происходящим в стране преобразованиям, становятся одним из решающих факторов построения правового государства и становления гражданского общества.

Таким образом, монография доктора юридических наук О.Н. Петюковой может стать основой развития нового научного направления историко-правовой науки, связанного с изучением государственно-конфессиональных правоотношений на советском и постсоветском пространстве.

Читайте также:
Справка о характере и условиях труда: образец в 2022 году

Литература

  1. Петюкова О.Н. Правовые формы отношений советского государства и Русской православной церкви в 1917 – 1945 годах: Автореф. дис. . д-ра юрид. наук: 12.00.01. М., 2011. 43 с.
  2. Петюкова О.Н. Правовые формы отношений советского государства и Русской православной церкви в 1917 – 1945 годах. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2012. 351 с. (Серия “Научные издания для юристов”.)
  3. http://www.sclj.ru/analytics/ comment/ detail.php?ELEMENT_ID= 3761 – сайт Славянского правового центра.
  4. http://www.religare.ru/ 2_85157.html – портал “Религия и СМИ”.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности. –> Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Сообщество Империал: Правовое положение церкви в СССР – Сообщество Империал

Imperial

В статье представлен анализ архивных документов советской эпохи касающихся вопроса отношений государства с Русской Православной Церковью. При описании характера таких отношений отмечено, что в течение всего советского периода отечественной истории он оставался неизменным, за исключением периода Великой Отечественной войны, когда наблюдалось сотрудничество по некоторым вопросам между государством и Церковью.

Государственно-церковные отношения в России имеют глубокую историю. Их генезис связан с формированием российского государства в X веке. Существующие параллели позволяют выделить несколько значимых периодов государственно-церковных отношений:
период феодальной раздробленности XII–XIII вв.;
синодальный период XVIII–XX вв.;
советский период 1917–1991 гг.;
современный период с начала 1990-х годов.

Первые два периода отечественной истории ознаменованы сильным влиянием Церкви, что позволяет сделать вывод о неоценимой роли православия при формировании на Руси собственной государственности и культуры. Однако к началу XX века в силу ряда различных причин воздействие религии (православия в частности) на общественные отношения значительно ослабевает. Первая мировая война, революция 1905 года, растущая социальная напряженность спровоцировали кризис государственной власти и дальнейшее ее свержение.

Начало советскому периоду государственно-церковных отношений положил Декрет СНК РСФСР «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» [1: c. 373], принятый в январе 1918 года. Документ, состоящий из 13 пунктов, заложил основу правоотношениям советского государства с Церковью и установил ее правовой статус. А именно: все церковные и религиозные общества подчиняются общим положениям о частных обществах и союзах. Однако Церковь была лишена права владеть собственностью и не наделялась правами юридического лица.

Ранее (2 декабря 1917), зная о подготовке данного декрета, Поместный Собор Церкви выразил свое несогласие по поводу навязываемых государственно-церковных отношений в Определении о правовом положении Православной Российской Церкви [13, c. 801]. Данное несогласие Церкви не оказалось необоснованным. В марте 1922 года на заседании Политбюро был утвержден состав комиссии по изъятию ценностей из московских церквей [3]. 14 апреля 1922 г. И.В. Сталин направляет всем секретарям губернских комитетов телеграмму шифром, которая посвящена работе властей над расколом внутри духовенства. В частности, И.В. Сталин отмечает (орфография текста телеграммы сохранена): «Лойяльные элементы духовенства должны получить уверенность, что советская власть, не вмешиваясь во внутренние дела церкви, не позволит контр-революционным иерархам расправляться над демократическими элементами духовенства» и «Надо всемерно подталкивать лойяльных попов на лозунг нового поместного собора для смещения контр-революционного патриарха» [4]. 26 мая 1922 г. Политбюро поддержало предложение Л.Д. Троцкого об оттягивании созыва Церковного Собора, обосновывая свое решение тем, что «вполне вероятна такая комбинация, когда часть церкви сохранит лойяльного патриарха, которого не признает другая часть церкви, организующаяся под знаменем синода или полной автономии общин», т.к. «такая комбинация самая выгодная» [5].

Далее советской властью была предпринята попытка расколоть Русскую Церковь с помощью обновленчества и специально созданного Высшего Церковного Управления, о прямом государственном контроле которого свидетельствует протокол Политбюро № 54 от 08.03.1923. В нем содержится решение «признать необходимым дальнейшее существование ВЦУ» [6]. Логическим завершением подготовки нормативной основы для открытой борьбы советской власти с Церковью стало издание Циркуляра о закрытии церквей [7].

Фундаментальным актом, регулирующим государственно-религиозные отношения, стало Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 года «О религиозных объединениях» [2], которое, учетом изменений 1962 и 1975 годов, действовало на всем протяжении советской истории.

В 1936 году решением советской власти прекращена деятельность Высшего Патриаршего Синода православной церкви, образованного ранее как временный орган Высшего Церковного Управления. На основе всех сложившихся факторов с уверенностью можно сказать, что юридически Русская Церковь перешла на нелегальное положение.

Во время Великой Отечественной войны позиция советской власти по отношению к Церкви начинает меняться. На некоторый момент даже представляется существование союза государства и Церкви, так как этот союз отвечал тактической линии большевиков. Союз должен был упрочить духовные силы граждан, веру в победу, оказать всяческую, в том числе финансовую, помощь власти, но при этом союзник должен был находиться в зависимости от большевистского государства [12].

5 января 1943 г. митрополитом Сергием Страгородским в адрес И.В. Сталина была направлена телеграмма, в которой митрополит информировал Кремль о начале сбора пожертвований среди духовенства и верующих на танковую колонну им. Дмитрия Донского. Далее в телеграмме имеется просьба об открытии в Госбанке специального счета для зачисления на него собранных денежных средств. И.В. Сталин направил ответную телеграмму, в которой выразил «благодарность от лица Красной армии за заботу о бронетанковых силах» и добавил, что «указание об открытии специального счета в Госбанке дано» [14: c. 96].

4 сентября 1943 года происходит событие, которое было весьма необычно для советской власти. После встречи И.В. Сталина с митрополитами Сергием, Алексием и Николаем были поставлены вопросы о созыве Поместного собора для избрания Патриарха, а также о создании Совета по делам РПЦ как специального государственного органа для координации действий правительства и руководства Церкви. 5 сентября 1943 г. присутствовавшие на встрече митрополиты направили в адрес И.В. Сталина благодарственное письмо, в котором, в частности, отмечали: «Русская Церковь никогда не забудет того, что признанный всем миром Вождь – не только Сталинской Конституцией, но и личным участием в судьбах Церкви поднял дух всех церковных людей к еще более усиленной работе на благо дорогого отечества» [8].

Читайте также:
Что делать, если человек не сдал налоговую декларацию? Непредставление отчетности и ответственность за это, штрафы

28 ноября 1943 года принимается Постановление СНК № 1325 «О порядке открытия церквей». В данном постановлении детально описывалась процедура открытия храмов. Однако обозначенная процедура была крайне сложной, проходила в несколько этапов, где, в конечном счете, требовалось получение разрешения Совета по делам РПЦ.

Следующим значимым документом является Положение об управлении Русской Православной Церковью, разработанное Московской Патриархией вместе с Советом по делам РПЦ и утвержденное Постановлением СНК СССР № 162 от 28 января 1945 года. Данное Положение создало правовую коллизию: Положение устанавливало централизованное управление Церковью и широкие полномочия патриарха, что противоречило действующему Постановлению ВЦИК и СНК РСФСР от 08.04.1929 «О религиозных объединениях». Существование данного казуса объяснимо строгим контролем Церкви со стороны власти. В силу того, что Русская Православная Церковь так и не приобрела официального статуса юридического лица, то все преференции, которые ей предоставило государство (в частности, открытие временного специального счета в Госбанке), оно же могло их и отобрать.

Церковь стремилась поддерживать мирный настрой в государственно-церковных отношениях советской эпохи, всячески благодаря советскую власть за оказание помощи. В 1945 году по окончании Второй Мировой войны Патриарх Алексий, поздравляя И.В. Сталина, пишет: «Русская Православная Церковь, всегда призывающая благословение Божие на Ваши необъятные труды во благо нашей страны, вместе со всем народом сердечно приветствует Вас…» [9]. В то же время Сталин лично благодарил Церковь и ее отдельных иерархов за поддержку и заботу о советском народе [10].

При этом Русская Церковь продолжала подвергаться ряду различных правовых ограничений, в том числе невозможностью выезда отдельных представителей Русской Церкви за пределы Советского Союза. Для участия в зарубежных церковных мероприятиях требовалось рассмотрение данного вопроса на высоком уровне с участием Совета по делам РПЦ [11].

После смерти И.В. Сталина правовое положение Церкви, равно как и иных конфессий, остается прежним. 16 марта 1961 года Постановлением Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР и Постановлением Совета по делам РПЦ утверждается «Инструкция по применению законодательства о культах», которая давала разъяснения по целому ряду определений и терминов, приведенных в Конституции СССР, Постановлении «О религиозных объединениях», а также иных нормативных правовых актах, и являлась, таким образом, актом толкования права.

В 1977 году вступает в силу новая Конституция СССР. В статье 52 устанавливается право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду. И вновь подтверждается принцип, указанный в Постановлении 1929 года, что Церковь в СССР отделена от государства и школа – от Церкви.

Таким образом, данная норма не повлияла на правовой статус Церкви, а лишь подтвердила статус, действующий ранее.

Изменения государственно-церковных отношений и правового статуса Церкви произошли 1 октября 1990 года с принятием Закона СССР «О свободе совести и религиозных организациях», а именно: Московская Патриархия, церковные учреждения и некоторые приходы наделялись правами юридического лица. Таким образом, Постановление 1929 года было заменено новым законом, что способствовало улучшению положения Русской Православной Церкви.

Итак, советский период государственно-церковных отношений отмечен мощным влиянием государства на Церковь. Политико-правовой контроль всех церковных учреждений, сопровождавшийся репрессивными мерами в отношении духовенства, сформировал особую модель отношений, в которой Церковь, не являясь субъектом права, продолжала всё-таки существовать и вступать в отношения с публичной властью. Возникнув в 1918 году, данная модель с незначительными изменениями просуществовала вплоть до 1990 года, когда российское государство и Церковь вступили в новый период совместных правоотношений.

1. Декреты Советской власти. – Т. 1. М.: Гос. изд-во политической литературы, 1957.
2. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях» от 08.04.1929 // «Собрание узаконений РСФСР», 1929, № 35, ст. 353
3. РГАСПИ. Ф.17. Оп. 3.Д.280. Л. 6,19. Протокол ПБ №111 от 10-13 марта 1922 г. п. 39.
4. РГАСПИ. Ф. 558. Оп.11. Д.29. Л.12.Шифротелеграмма Сталина И.В. секретарям губкомов о церкви.
5. РГАСПИ. Ф.17. Оп.3. Д.294. Л.3, 9–10. Протокол ПБ №8 от 26 мая 1922 г. п.11
6. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д.340. Л.3. Протокол ПБ №54 от 8 марта 1923 г. п.11.
7. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 373. Л.4, 11–13. Протокол ПБ №25 от 16 августа 1923 г. п.12.
8. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 806. Л. 139–140. Письмо митрополитов Сергия, Алексия и Николая с благодарностью за прием.
9. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1349. Л. 112. Приветствие Патриарха Московского и всея Руси Алексия в связи с награждением Сталина И.В. орденом «Победа», присвоением звания Героя Советского Союза и высшего воинского звания Генералиссимуса Советского Союза.
10. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д.847. Л. 76. Телеграмма Сталина И.В. митрополиту Милетию, архиепископу Димитрию, епископу Ювеналию с пробой передать привет и благодарность православному русскому духовенству и верующим г. Харбина за заботу о детях и семьях воинов Красной Армии.
11. РГАСПИ. Ф.17. Оп. 3. Д. 1054. Л. 8, 23. Протокол ПБ № 47 от 29 декабря 1945 г. п. 23, 94.
12. Батеенков П.С., Ткачев А. М. О взаимоотношениях государства и Русской православной церкви в годы Великой Отечественной войны //
13. Саратовский государственный университет. URL: Для просмотра ссылки Зарегистрируйтесь (дата обращения: 24.11.2015)
14. Протоиерей Владислав Цыпин. Каноническое право / В. Цыпин – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2009. – 864 с.
15. Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война. Сборник документов. – М.: изд. Московской Патриархии , 1943. – 100 с.

Советское государство и русская православная церковь в 1917-1953 гг

Усиление массовых репрессий и авторитарного характера большевистского режима особенно ярко проявились в его отношении к Русской православной церкви и небольшевистским партиям. Наступление советского государства на церковь началось сразу же после Октябрьского переворота. В декабре 1917 г. были закрыты семинарии и духовные академии, и отменён церковный брак. В январе 1918 г. декретом «О свободе совести» РПЦ была лишена прав юридического лица, и всё её имущество национализировано. В годы Гражданской войны началось массовое закрытие церквей и монастырей (в Калужской и Тульской губерниях были закрыты все монастыри). Шло физическое истребление духовенства. В 1918 – 1919 гг. были убиты киевский митрополит, девять епископов и тысячи священников, монахов и монахинь.

Читайте также:
В 2022 году переобучение пройдут 80 тысяч работников предпенсионного возраста

Новое наступление началось после Гражданской войны, когда большевики использовали изъятие церковных ценностей (для борьбы с голодом) для полного разгрома РПЦ. В. И. Ленин в марте 1922 г. объяснял это так: «Чем больше представителей реакционного духовенства … удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать». В результате РПЦ понесла серьёзные потери. Только в 1922 г. было расстреляно более 8 тыс. представителей духовенства, а руководство церковью перешло к «обновленцам» («красным попам»), которые к началу 1923 г. контролировали 70% приходов РПЦ. Созванный ими Поместный Собор 1923 г. сместил избранного в 1917 г. патриарха Тихона и одобрил большевистскую революцию. Однако арестованный в мае 1922 г. Тихон в июне 1923 г. был освобождён, а через месяц заявил о незаконности своего низложения. Это стало сигналом к началу «Тихоновского движения» (движения против «обновленцев» и большевиков). С помощью массовых репрессий оно к концу 1923 г. было подавлено (только в Соловецкий лагерь было брошено 5 тыс. тихоновцев, в том числе 24 епископа), но свою задачу выполнило. «Живая церковь» (пробольшевистское течение в РПЦ) потерпела поражение: в 1926 г. её сторонники – «обновленцы» контролировали лишь 30% церковных приходов.

Частью широкого наступления большевистского режима на «социально чуждые элементы» стала антицерковная кампания. После смерти патриарха Тихона (1925 г.) большевики запретили созыв Поместного Собора РПЦ, поэтому патриарший престол оставался вакантным до 1943 г. «Местоблюститель патриаршего престола» (исполняющий обязанности патриарха) митрополит Петр был арестован, два года (1925-1927 гг.) провел в заключении и его преемник митрополит Сергий (будущий патриарх). С началом сталинского «великого перелома» положение РПЦ ещё более ухудшилось.

В 1929 г. религиозные организации были объявлены единственной легальной контрреволюционной силой, имеющей влияние на массы, что означало обоснование широкого применения репрессий против церкви. Постановлением ЦИК СССР от 8 апреля 1929 г. деятельность религиозных объединений была поставлена под жесткий контроль местных властей и резко ограничена. За «использование религиозных предрассудков для ослабления государства» предусматривалось применение ст.58 УК РСФСР и наказание от 3 лет тюремного заключения до смертной казни. В октябре 1929 г. были сняты колокола с церквей. Объяснение этой акции было явным издевательством над верующими: «Колокольный звон нарушает право широких атеистических масс…на заслуженный отдых». Духовенство было задавлено налогами (в 1928 – 1930 гг. они выросли в 10 раз), лишено всех гражданских прав, в т. ч. продуктовых карточек и бесплатного медицинского обслуживания. В 1930 г. 13 тыс. представителей духовенства были репрессированы. Началось массовое закрытие церквей и монастырей. К 1936 г. были закрыты все монастыри и 72% церквей. В Москве из 500 церквей осталось 87, в Орле – ни одной. Численность духовенства сократилась в 6 раз по сравнению с 1914 г. и в 4 раза – по сравнению с 1928 г.

Главной тенденцией развития советского государства в годы войны было ужесточение советского политического режима. В то же время имело место и некоторое его смягчение по сравнению с довоенным периодом. Примером может служить нормализация отношений советского государства с Русской православной церковью (РПЦ). Последняя к началу 40-х годов была на краю гибели. В годы Большого террора были репрессированы тысячи представителей православного духовенства, в т. ч. высшего. Из сотни архиереев в 1939 г. остались всего четверо (митрополиты Московский, Ленинградский, Петергофский и Дмитровский), остальные были репрессированы или вынуждены стать рядовыми приходскими священниками (например, епископ астраханский Андрей в 1939 г. стал приходским священником единственной действующей церкви Куйбышевской епархии). На Украине сохранилось всего 3% деревенских приходов. С 1935 г. не действовал синод. К 1938 г. были закрыты все монастыри. На всю страну оставалось несколько сотен православных церквей (в 1917 г. их только в Киевской епархии было 1710).

В 1941 г. началась постепенная нормализация государственно-церковных отношений. Уже в первые месяцы войны прекратились аресты духовенства и была свернута антирелигиозная пропаганда. «Союз воинствующих безбожников» был ликвидирован, его журналы перестали выходить. Началось открытие приходов, ликвидированных в 30-е годы и были освобождены многие священники.

4 сентября 1943 г. на совещании Сталина с Маленковым, Берией и местоблюстителем патриаршего престола (и. о. патриарха) митрополитом Сергием было принято решение восстановить нормальную деятельность РПЦ (открыть закрытые приходы и духовные учебные заведения, избрать патриарха, начать издание церковной литературы и т. д.). По просьбе Сергия были освобождены из заключения многие представители духовенства, в том числе 11 архиереев, но сотни оставались в лагерях и тюрьмах. На Архиерейском Соборе 8 сентября 1943 г. были избраны патриарх, которым стал митрополит Сергий и Синод. В ноябре 1943 г. в Москве были открыты богословский институт и пастырские курсы, преобразованные в 1946 г. в духовную академию и духовную семинарию. Была создана духовная типография, восстановлено несколько монастырей, разрешен колокольный звон и т. д. При этом сталинский режим не отказался от жестокого государственного контроля над церковью. Совет по делам РПЦ при СНК СССР возглавил полковник государственной безопасности Г. Г. Карпов, в 30-е годы руководивший антицерковными акциями. На освобожденной территории многие открытые с разрешения немецких оккупационных властей церкви были закрыты. Другим негативным результатом нормализации церковно-государственных отношений в годы войны стало то, что сергианское духовенство превратилось в один из отрядов советской номенклатуры (его представители получали ордена, квартиры, служебные автомобили, спецпайки и другие привилегии), а церковь вновь, как и до революции, стала «служанкой государства». Церковь и государство оказывали друг другу взаимные услуги: сталинский режим помог РПЦ победить ее врагов – обновленцев, униатов и др., а та стала одной из опор сталинской диктатуры.

Читайте также:
Заявление о предоставление земельного участка в аренду: как правильно составить и куда подавать?

Противоречивый характер развития советского государства 45-53 годы наложил отпечаток на его отношения с церковью. С одной стороны, шло расширение прав РПЦ. В августе 1945 г. московская патриархия, епархиальные управления и приходские общины получили статус юридических лиц, потерянный ими по декрету 1918 г. об отделении церкви от государства, и могли теперь открывать банковские счета, заключать сделки с другими юридическими лицами, открывать предприятия и т. д. Приобретенная ими недвижимость становилась их собственностью (недвижимость, купленная духовенством других конфессий, передавалась ему в пользование).

В 1946 г. были прекращены закрытия монастырей на освобожденной территории СССР и конфискация их имущества. Церкви была передана часть храмов Троице-Сергиевской Лавры и мощи некоторых святых, в т. ч. Сергия Радонежского. В 1948 г. Сталин отказался дать согласие на издание подготовленного М. А. Сусловым специального постановления ЦК ВКП(б) о задачах атеистической пропаганды, которое было выдержано в худших традициях 30-х гг. С другой стороны, уже в 1947 г. началось ухудшение церковно-государственных отношений. В два раза по сравнению с 1946 г. сократилось число открытых храмов. Усилилось налогообложение РПЦ, началась принудительная подписка духовенства на государственные займы. Были предприняты попытки оживления свернутой в середине 40-х гг. атеистической пропаганды. В августе 1948 г. были запрещены крестные ходы из села в село. В октябре 1948 г. Совмин СССР отменил свое решение об открытии 28 православных храмов (август 1948 г.). Это стало сигналом для местных властей, которые в 1948 – 1953 гг. не позволили открыть ни одной церкви. В начале 50-х гг. сталинская церковная политика оставалась такой же противоречивой. Антирелигиозная компания, начата в конце 40-х гг., была свернута, но началось преследование духовенства и верующих (аресты духовенства, исключение из партии коммунистов, совершающих религиозные обряды, и т. д.)

Правотворческая форма отношений Советского государства и Русской православной церкви

Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Развитие отношений между государством и Русской православной церковью сегодня выходят на качественно новый уровень. Важнейшим аспектом формирования гражданского общества и правового государства выступает совершенствования правового регулирования взаимоотношений между государством и РПЦ.

Государство при формировании национальной идеи и современной идеологии апеллирует к традиционным православным ценностям, наделяя церковь инструментами влияния на общественное сознание [1, с. 211]. Со своей стороны, РПЦ является партнером государства в сфере социального строительства, тогда как государство уделяет внимание правовой поддержке взаимоотношений с церковью.

На практике осуществление и развитие этой области права требует исследования опыта государственно-церковного сотрудничества в различных периодах российской истории. Определенный научный интерес прослеживается именно в советский период, когда были сформированы правовые основы светской жизни, осуществляется принцип отделения церкви от государства и школы от церкви. Исследование такого опыта взаимоотношений церкви и государства может стать основой для совершенствования законодательства в этой сфере и позволит сформировать эффективные взаимоотношения, основанные на равноправном партнерстве. В то же время, это позволит проанализировать ряд ошибок, допущенных в прошлом, как в целом во взаимодействии РПЦ и государства, так и государственного аппарата с РПЦ.

Упорядочение отношений между государством и РПЦ означает классификацию их типов и форм, сформированных в российской истории. Мы выделяем несколько типов и форм отношений между государством и Русской православной церковью в силу исторических и правовых реалий.

В начале становления российской государственности и формирования централизованного государства в церкви доминировало самоопределение. Оно было признано высокой степенью автономии организации церкви от светского государства, а также присутствием законного церковного иммунитета. Церковь выступала как источник легитимности государственной власти, вырабатывала критерии, по которым государство имело право на осуществление власти. Затем церковная власть имела широкие полномочия в сфере правового регулирования семейных отношений, решала проблемы наследия и т.д.

Со второй половины XVI века наблюдается определенное притеснение прав церкви со стороны государства [2, с. 14], что привело к формированию предпосылок установления нового типа отношений государства и церкви, характеризующиеся различными зависимостями РПЦ: подвластность, подчиненность и подневольность.

Идеи совести и религиозной свободы, которые стали основополагающими для советских взаимоотношений церкви и государства, являются эволюционным источником опыта, основанном на правовой либерализации религиозной политики российского государства.

К 1857 г. Свод законов Российской империи законодательно утвердил принцип религиозной терпимости, когда доминирующая роль РПЦ была пересмотрена, позволив «свободное исповедание» веры. Русская православная церковь была поставлена в рамки «вынужденного согласия», однако с условием, что законодательно будет присутствовать запрет на миссионерскую деятельность прочих религий [3].

В начале XX в. происходит расцвет революционных движений, реализация которых усилит негативное отношение к РПЦ. Вектор взаимоотношений церкви и государства в последующем основывается на принципе компромисса и идет в начале развития нормативно-правовой базы для свободы совести и религиозной свободы.

Февральская революция 1917 г. принесла радикальные изменения в правовую конструкцию отношений между РПЦ и государством. Временное правительство в своих постановлениях «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений» от 20 марта 1917 г. и «О свободе совести» от 14 июля 1917 г., утвердило равенство граждан в экономической, социальной и политической сферах независимо от их вероисповедания. На заседании Поместного Собора 2 декабря 1917 г. был принят акт «О правовом положении Российской православной церкви», который предлагал перейти к комбинационному типу взаимоотношений с государством, основанных на принципе равноправия. Но государственная власть в ответ в декрете «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» от 23 января 1918 г. узаконила разрыв многовековой связи между государством и РПЦ, в результате чего церковь лишилась возможности идеологического воздействия. Кроме того, этот декрет фактически открыто установил формы наступления на церковь со стороны государства. В этой связи формируется подневольная форма зависимости церкви от государства, принципы реализации которой были окончательно утверждены в СССР.

С 1920-х гг. к вопросам взаимоотношений с РПЦ государство подходит лишь в рамках конкретной антирелигиозной концепции, принципы которой легли в основу атеистической идеологии. На основе отношений РПЦ и СССР дальнейшее развитие получает республиканское законодательство. Под видом реализации трудящимся реальной свободы совести вместо «свободы религиозной и антирелигиозной пропаганды», закрепленной в Конституции РСФСР 1918 г., в Конституции РСФСР 1925 г. (в ред. от 18 мая 1929 г.) за всеми гражданами признавалась «свобода религиозных исповеданий и антирелигиозной пропаганды». Это привело к ущемлению юрисдикции религиозных организаций, запрету на церковные публикации и общественную деятельность священников.

Читайте также:
Как 100% получить согласие на усыновление детей? Пошаговая инструкция

Другим правовым актом, дополняющим декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» явилось постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях», определившее правовую позицию религиозных организаций, права религиозных общин и прихожан, а также их обязанности пред государственной властью. Но практика реализации этого правового акта говорит о том, что полностью реализован он не был, и реализовывался только в части, не противоречащей официальной антирелигиозной партийной линии. Декларативный характер определил правовой статус церкви, который нашел свое практическое отражение в изъятии церковного имущества и закрытии храмов.

Разработанные в первой половине 1930-х гг. на более нижестоящем уровне нормативные акты содержали существенные ограничения правоспособности религиозных организаций. Постоянная комиссия по рассмотрению культовых вопросов при Президиуме ЦИК СССР, образованная в 1934 г., должна была обеспечить развитие государства по единообразному применению законодательства о религиозных организациях. В свете принятия конституционных норм в 1936 г. о равенстве правового статуса советских граждан изменений в правовом статусе РПЦ не последовало, так как эти конституционные нормы фактически не относились к православному духовенству. Окончательно оформившийся тоталитарный режим провозгласил подневольную форму зависимости Русской православной церкви от советской государственной власти.

Сочетание внутренних и внешних факторов, установившихся в 1940-х гг., явилось основой для формирования научных понятий толерантности, СССР по отношению к РПЦ. Исследователи старались научно обосновать новую идеологию, которая была направлена на нормализацию церковно-государственных отношений. Так, в работах Г.Г. Карпова [4, с. 23—28] прослеживается лояльность и патриотизм РПЦ в годы Великой отечественной войны, отмечается главенствующая роль советского государства в «реанимировании» централизованных начал Русской православной церкви.

Согласно постановлению СНК СССР от 17 апреля 1943 г. «О порядке учета и использования национального конфискованного и бесхозного имущества» религиозные товары передаются в религиозные общины бесплатно. Совет народных комиссаров 28 ноября 1943 г. принял постановление № 1325 «О порядке открытия церквей». Основой для этого правового акта стало то, что положительное или отрицательное решение об открытии церкви принимается на местном уровне под контролем Совета по делам Русской православной церкви. Таким образом, во время Великой Отечественной войны наблюдается недолгий переход церковной зависимости от подневольной формы к подвластной. Укрепление позиций РПЦ осуществляется в рамках неявной дозволенности под строгим контролем государственного аппарата.

В годы «оттепели» взаимоотношения между государством и Русской православной церковью постепенно возвращаются к подневольной форме зависимости церкви от государства. В 1954 г. принимается постановление ЦК КПСС «О крупных недостатках в научно-атеистический пропаганде и мерах ее улучшения», которое стало правовым основанием трансформации правового статуса РПЦ [5, с. 363].

Сущность тех времен такова, что постановления ЦК КПСС, по сути, отменяют государственное регулирование. Так, на основе политических партийных решений, число храмов уменьшилось вдвое, священники отстранены от участия в хозяйственно-распорядительной деятельности своих храмов. Применимо к РПЦ государственная власть осуществила правовую стратегию, которая состоит из стремления изолировать РПЦ из жизни советского общества. Перспектива реализации такой стратегии подразумевала полную ликвидацию РПЦ как социального института на фоне декларативности прав Русской православной церкви и иллюзии правовой защиты.

Кризисные тенденции советского государства характеризуют относительную нормализацию государственно-церковных отношений. Такие изменения в государственной идеологии способствуют образованию нового комбинационного типа отношений между государством и Русской православной церковью. В 1975 г. законодательно был расширен круг полномочий РПЦ и признана правоспособность религиозных организаций. И, наконец, Русская православная церковь обрела обновленный правовой статус юридического лица ограниченного типа.

Государство признает традиционные православные ценности в свете решения кризисных проблем масштабного характера. Правовое выражение эта тенденция нашла в Законе от 1 октября 1990 г. СССР «О свободе совести и религиозных организациях», в котором Русская православная церковь получила полные права юридического лица, в том числе право на собственность, на участие в общественной жизни, защищать свои интересы в суде.

В заключение следует отметить, что вторая половина ХХ в. характеризуется противоречивыми тенденциями в отношениях между государством и Русской православной церковью. Этот период отражает принцип декларативного закона на фоне сохранения прежнего правового статуса РПЦ при действительном отсутствии правовой защиты. В кризисный период и период последующего распада СССР был определен новый вектор развития взаимоотношений государства и Русской православной церкви: в рамках либерализации идеологической системы начинается формирование правовых основ соработничества церкви и государства.

Русская Православная Церковь и государство в 1917-1990 годах: правовой аспект

События 1917 года внесли радикальные перемены в церковно-государственные отношения. Русская Православная Церковь на Поместном Соборе 1917-18 гг. выразила свой взгляд на правомерные отношения Церкви и государства в соборном “Определении о правовом положении Православной Российской Церкви”, принятом 2 декабря 1917 года. Своеобразие этого документа заключается в том, что, с одной стороны, он не воспроизводит схему церковно-государственных отношений, существовавшую в Российской Империи, а с другой, – он вполне игнорирует и складывавшуюся на исходе 1917 года реальную политическую и законодательную ситуацию.

Уже Временное Правительство рядом актов: ликвидацией церковно-приходских школ, провозглашением Закона Божия факультативным предметом – сделало решительный шаг в сторону неконфессионального государства. Воинствующая атеистическая программа большевиков, захвативших власть в октябре 1917 года, была хорошо известна и раньше, а теперь начала проводиться в жизнь. Поместный Собор, таким образом, решал вопрос об отношениях между Церковью и государством, отвлекаясь от сложившейся ситуации, решал его принципиально, иными словами, предлагал идеальную по своим представлениям норму таких взаимоотношений.

В “Декларации”, которая предваряла “Определение”, требование о полном отделении Церкви от государства сравнивается с пожеланием, “чтобы солнце не светило, а огонь не согревал. Церковь, по внутреннему закону своего бытия, – говорится далее в тексте “Декларации”, – не может отказаться от признания просветлять, преображать всю жизнь человечества, пронизывать ее своими лучами”.

Читайте также:
Договор залога - образец документа, правила составления и предназначение

Основные положения “Определения”, принятого Собором, гласили:

1. Православная Российская Церковь, составляя часть единой Вселенской Христовой Церкви, занимает в Российском государстве первенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение, подобающее ей как величайшей святыне огромного большинства населения и как великой исторической силе, созидавшей Российское государство.

2. Православная Церковь в России в учении веры и нравственности, богослужении, внутренней духовной дисциплине и сношениях с другими автокефальными Церквами независима от государственной власти и, руководствуясь своими догматико-каноническими началами, пользуется в делах церковного законодательства, управления и суда правами самоопределения и самоуправления [. ]

4. Государственные законы, касающиеся Православной Церкви, издаются не иначе, как по соглашению с церковною властью [. ]

7. Глава Российского государства, министр исповеданий и министр народного просвещения и товарищи их должны быть православными [. ]

9. Православный календарь признается государственным календарем.

10. Двунадесятые праздники, воскресные и особо чтимые Православною Церковью дни признаются в государстве неприсутственными днями [. ]

12. Добровольный выход из Православия допускается не ранее достижения возраста, установленного для вступления в брак. Прежде этого возраста дети могут оставить Православие только по желанию родителей, и притом лишь в случае оставления Православия самими родителями; от детей, достигших 9-летнего возраста, требуется их согласие [. ]

14. Церковное венчание по православному чину признается законною формой заключения брака [. ]

18. Учреждаемые Православной Церковью низшие, средние и высшие школы как специально-богословские, так и общеобразовательные, пользуются в государстве всеми правами правительственных учебных заведений на общем основании.

19. Во всех светских государственных и частных школах воспитание православных детей должно соответствовать духу Православной Церкви; преподавание Закона Божия для православных учащихся обязательно как в низших, так и в высших учебных заведениях, содержание законоучительских должностей в государственных школах принимается за счет казны.

20. Удовлетворение религиозных нужд членов Православной Церкви, состоящих в армии и флоте, должно быть обеспечено заботой государства; каждая воинская часть должна иметь православное духовенство. “

Установившаяся тогда в России государственная власть в своей правовой политике нисколько не сообразовывалась с этим соборным Определением. Более того, после Октябрьского переворота над легальным существованием Православной Церкви в России нависла прямая угроза. Большевистская программа в области церковно-государственных взаимоотношений в юридическом плане в основных чертах была реализована уже в январе 1918 года. 20 января был опубликован составленный самим председателем Совнаркома “Декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви”. Этот декрет не только обозначал формальный, юридический разрыв многовекового союза между Церковью и государством, разрыв, предрешенный уже Февральской революцией; он легализовал гонения на Церковь.

Православная Церковь была отделена от государства, но при этом не получила прав частного религиозного общества. Принципиальное отличие советского законодательства “о культах” от правового режима отделения Церкви в таких государствах, как США или Франция, заключалось в последних параграфах “Декрета”, положения которых неизменно воспроизводились в более поздних актах: “Никакие церкви и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют. Все имущества существующих в России церквей и религиозных обществ объявляются народным достоянием”. Храмы, святые иконы, священные сосуды отнимались у Церкви. Церковь лишалась всякой собственности.

Правда, по декрету, Церковь могла продолжать пользоваться и храмами, и богослужебной утварью, но лишь “по особым постановлениям местной или центральной государственной власти”. Декрет запрещал религиозное воспитание и образование детей в общеобразовательной школе. Этот декрет явился юридической подготовкой к изъятию церковных ценностей, к закрытию монастырей и духовных школ, к противоправным судам и расправам над священнослужителями и благочестивыми мирянами.

Русская Православная Церковь на Соборе 1917-18 гг. не признала законности “Декрета”, как не признавала она до заявлений Патриарха 1923 года законности советской власти вообще.

В Конституцию РСФСР 1918 и последующие советские конституции неизменно входили фундаментальные положения декрета 1918 года, устанавливавшие драконовский режим для Православной Церкви и иных религиозных общин в России и Советском Союзе. Впрочем, в одном отношении Конституция 1918 года отличалась в лучшую сторону от позднейших советских конституций – в 1918 году большевики ещё не запрещали “религиозную пропаганду”.

8 апреля 1929 г. президиум ВЦИК принял постановление “О религиозных объединениях”, по которому религиозным общинам дозволялось лишь “отправление культов” в стенах “молитвенных домов”, просветительская и благотворительная деятельность категорически воспрещалась. Духовенство устранялось от участия в хозяйственных и финансовых делах так называемых “двадцаток”. Частное обучение религии, дозволенное декретом 1918 г. “Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви”, теперь могло существовать лишь как право родителей обучать религии своих детей.

XIV Всероссийский Съезд Советов изменил 4 статью Конституции, в новой редакции говорилось о “свободе религиозного исповедания и антирелигиозной пропаганды”. Для борьбы с религиозными предрассудками в стране вводилась 5-дневная рабочая неделя со скользящим выходным днем.

5 декабря 1936 г. на Восьмом Чрезвычайном Всесоюзном съезде Советов было объявлено о принятии новой Конституции СССР. В отличие от прежних, в ней впервые провозглашалось равноправие всех граждан, в том числе и “служителей культа”. В статье 124 новой Конституции записано, что “в целях обеспечения за гражданами свободы совести Церковь в СССР отделена от государства и школа от Церкви”. Но эта Конституция уже не допускала свободу религиозной пропаганды, а только свободу “отправления религиозных культов”. Конституция провозглашала: “Свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной пропаганды признается за всеми гражданами”.

Неравноправие верующих и неверующих в этой статье демонстрируется вполне откровенно, хотя в ином месте Конституция провозглашала равноправие всех граждан, независимо от их отношения к религии. 1937г. развеял надежды на перемены, которые возникли тогда в связи с изданием новой Конституции. Этот год стал торжеством революционного террора, залившего страну кровью. Жертвами репрессий стали миллионы людей разных мировоззрений и принадлежавшие ко всем слоям общества. Особенно тяжело пострадало в конце 30-х годов православное духовенство. Почти весь епископат был перебит. Священнослужители, оставшиеся в живых, в значительном большинстве оказались в лагерях и тюрьмах.

Читайте также:
Можно ли ездить на машине с запретом на регистрационные действия

Частичная нормализация церковно-государственных отношений в 1943 году почти не отразилась в законодательных актах, которым в ту пору важного значения не придавали. Церковь получила относительно сносные условия для своего существования чрез административные распоряжения властей. В 1945 г. Совнарком СССР принял секретное постановление, которым предоставил исполнительным органам религиозных организаций “права ограниченного юридического лица”. Они касались “приобретения транспортных средств, аренды, строительства и покупки в собственность строений для своих нужд, производства церковной утвари, предметов религиозного культа и продажи их обществам верующих”. Зловещее постановление 1929 года в послевоенные годы практически игнорировалось, хотя не было отменено.

О нем вспомнили в разгар хрущевских гонений на Церковь. На политическом уровне решение о возобновлении гонений принято было в 1958 году. 4 октября 1958 г. ЦК КПСС вынес секретное постановление под длинным названием “О записке отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам “О недостатках научно-атеистической пропаганды””, которое обязывало партийные, комсомольские и общественные организации развернуть пропагандистское наступление на “религиозные пережитки” советских людей. Государственным учреждениям предписывалось осуществить мероприятия административного характера, направленные на ужесточение условий существования религиозных общин. И первым актом правительства в наступлении на Церковь было издание двух постановлений Совета Министров СССР от 16 октября 1958 года “О монастырях в СССР” и “О повышении налогов на доходы епархиальных предприятий и монастырей”. В первом поручалось Советам министров союзных республик, Совету по делам Русской Православной Церкви и Совету по делам религиозных культов в шестимесячный срок изучить вопрос о сокращении количества монастырей и скитов и внести в Совет министров СССР предложения по этому вопросу, предписывалось также сократить размеры земельных угодий, находившихся в пользовании монастырей. Постановлением о налогах Церкви запрещалось продавать свечи по ценам более высоким, чем они приобретались в свечных мастерских. Это было серьезным ударом по доходам и бюджету церковных приходов, потому что теперь приобретение свечей в мастерских стало убыточным для храмов, и оно, естественно, сократилось, что в свою очередь привело к закрытию свечных мастерских. Из-за снизившихся доходов храмов распускались и платные церковные хоры. Вследствие драконовских постановлений Совмина финансовое положение некоторых епархий пришло в крайне расстроенное состояние.

31 марта 1961 года в Совет по делам Русской Православной Церкви были приглашены Святейший Патриарх и находящиеся в Москве постоянные члены Синода. Председатель Совета предложил архипастырям провести коренную реформу приходского управления: “Надо пересмотреть отдельные пункты “Положения об управлении Русской Православной Церковью”, чтобы во главе общины был исполнительный орган, а не настоятель церкви”. Юридическим аргументом, который использовал представитель государственной власти, было требование привести “Положение об управлении Русской Православной Церковью” в строгое соответствие с постановлением ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 1929 г. “О религиозных объединениях”, по которому священнослужители как лица, лишенные избирательного права, устранялись от участия в хозяйственных делах религиозных общин, хотя это постановление находилось в грубом противоречии с Конституцией СССР 1936 г., предоставившей всем гражданам одинаковые права.

18 июля 1961 г., в день памяти преподобного Сергия Радонежского, в Троице-Сергиевой лавре состоялся Архиерейский Собор, который вынужден был внести радикальные изменения в 4-ю часть “Положения об управлении Русской Православной Церковью”, продиктованные Советом и негативно сказавшиеся на приходской жизни.

После отставки Хрущева прямые гонения на Церковь остановились, но её правовой статус оставался прежним. Закрыт был путь и к пересмотру решений Архиерейского Собора 1961 года. В 70-х гг. церковная жизнь оставалась относительно стабильной и протекала без потрясений, подобных тем, какие выпали на долю Церкви десятилетие назад, в годы хрущевских гонений. Государственная политика по отношению к Церкви оставалась в основных своих чертах неизменной, какой она сложилась после отставки Хрущева: жесткий, тотальный контроль за всеми проявлениями церковной жизни, противодействие попыткам расширить сферу дозволенного для Церкви, но без массовых репрессий против духовенства или верующих мирян, без массового закрытия церквей и без шумных пропагандистских атеистических кампаний.

В 1975 г. Президиум Верховного Совета СССР своим указом внес изменения в сохранявшее силу постановление ВЦИК и СНК РСФСР 1929 г. “О религиозных объединениях”. Эти изменения главным образом коснулись имущественных прав Церкви. Указом отменялась формулировка “Постановления” 1929 г.: “Религиозные объединения и группы верующих не пользуются правом юридического лица”. В то же время в нем не декларировалось и усвоение религиозным объединениям такого права. Вместо этого в указе говорилось о “приобретении церковной утвари, предметов религиозного культа, транспортных средств, аренды, строительства и покупки строений для своих нужд в установленном законом порядке”.

В то же время дополнения, внесенные указом, еще более сужали круг дозволенной законом церковной деятельности: “Религиозные общества имеют право производить складчины и собирать добровольные пожертвования только на цели, связанные с содержанием молитвенного здания, культового имущества, наймом служителей культа и содержанием исполнительных органов. Религиозные шествия, совершение религиозных обрядов и церемоний под открытым небом, а также в квартирах и домах верующих допускается с особого каждый раз разрешения исполнительного комитета районного, городского, Совета депутатов трудящихся”.

Ничего нового в советское законодательство, касающееся статуса религиозных общин, не вносила и принятая в 1977 г. очередная Конституция СССР, 52 статья которой гласила: “Гражданам СССР гарантируется свобода совести, то есть право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду. Возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями запрещается. Церковь в СССР отделена от государства и школа от Церкви”.

Неравноправие граждан СССР в зависимости от их отношения к религии очевидным образом вытекало из этой статьи Конституции, несмотря на декларируемый в иных местах этого документа принцип равенства всех граждан СССР независимо от национальности, расы, пола, отношения к религии. Граждане с атеистическими убеждениями, согласно Конституции, могли свободно пропагандировать их, а верующим предоставлялось лишь право “отправлять религиозные культы”. Столь откровенное неравноправие граждан разных категорий сообщало Советскому Союзу черты сословного государства.

Читайте также:
Образец заявления о выдаче заверенной копии решения суда - бланк 2022

Значительные перемены в правовом статусе Русской Православной Церкви и других религиозных объединений произошли на исходе существования Советского Союза. 1 октября 1990 г. был принят Закон СССР “О свободе совести и религиозных организациях”, утвердивший за отдельными приходами, церковными учреждениями, в том числе и Патриархией, права юридического лица. У Церкви появилось право иметь в собственности недвижимость, защищать свои интересы в судебном порядке, религиозные организации могли теперь участвовать в общественной жизни и пользоваться средствами массовой информации.

Исключительно важное положение нового закона содержалось в статье 6, которая, хотя и подтверждала принцип отделения школы от Церкви, тем не менее открывала юридическую возможность для религиозного обучения детей. “Религиозные организации, имеющие зарегистрированные в установленном порядке уставы (положения), вправе в соответствии со своими установлениями создавать для религиозного образования детей и взрослых учебные заведения и группы, а также проводить обучение в иных формах, используя для этого принадлежащие или предоставляемые им в пользование помещения “. Закон запрещал командованию воинских частей препятствовать участию военнослужащих в богослужениях в свободное время; он дозволял совершение “религиозных обрядов” в больницах, госпиталях, домах для престарелых, в тюрьмах и лагерях, причем администрации этих учреждений предписывалось оказывать содействие в приглашении священнослужителей.

Новый закон сохранял прежний Совет, но менял его функции, лишал его властных полномочий по отношению к религиозным организациям: “Государственный орган СССР по делам религий является информационным, консультативным и экспертным центром”. Новый закон был более благоприятным для Церкви, чем действовавшее до тех пор постановление ВЦИК 1929 г., но действовал он недолго — всего 15 месяцев — ровно столько, сколько оставалось существовать СССР.

Спустя месяц после издания союзного закона был принят российский закон “О свободе вероисповеданий”. Он не предусматривал уже правительственного учреждения, подобного Совету по делам религий; вместо него в Верховном Совете была образована Комиссия по свободе совести и вероисповеданиям.

Положение об отделении школы от Церкви формулировалось в российском законе в более деликатной форме: “Государственная система образования и воспитания носит светский характер и не преследует цели формирования того или иного отношения к религии”. При этом, однако, преподавание вероучения на факультативной основе допускалось в любых дошкольных и учебных заведениях и организациях. Преподавание же “религиозно-познавательных, религиоведческих и религиозно-философских дисциплин” могло входить в учебную программу государственных учебных заведений.

Анализ основных источников правового регулирования отношений государства и Русской православной церкви в советский период Текст научной статьи по специальности «Право»

Дается характеристика нормативным правовым актам советского периода, регулирующим правоотношения в сфере религии во взаимосвязи с историческими событиями. Проводится анализ динамики изменения правовых актов одновременно с изменениями восприятия роли Русской православной церкви (РПЦ) в жизни общества и российского государства в советский период. Обосновывается вывод, что нормативно-правовое регулирование деятельности РПЦ во второй половине ХХ века отражает процесс формирования между государством и РПЦ отношений, основанных на принципах независимости и сотрудничества, гарантирующих дальнейшее равноправное государственно-церковное партнерство при сохранении конституционно закрепленного светского характера российского государства.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Иванченко Светлана Валерьевна

Государственно-конфессиональные отношения в условиях изменения российской государственности (конец XIX В. – начало 1940-х гг. )

Характер государственно-церковных отношений в исторической ретроспективе и правовая основа социальной практики РПЦ

Актуальные вопросы изучения истории Русской православной церкви (на примере Кемеровской области, 1945-1960-е гг. )

Трансформация религиозной политики советского государства на первых этапах его развития: отражение изменений в нормативно-правовых актах

ANALYSIS OF THE MAIN SOURCES OF LEGAL REGULATION OF RELATIONS BETWEEN THE STATE AND THE RUSSIAN ORTHODOX CHURCH DURING THE SOVIET PERIOD

The characteristic of normative legal acts of the Soviet period regulating legal relations in the sphere of religion relating to historical events is given. The analysis of changes in legal acts and perception of the role of the Russian Orthodox Church (ROC) in the life of society and the Russian state in the Soviet period is being analyzed. The conclusion is justified that the legal regulation of the ROC in the second half of the twentieth century reflects the process of formation between the state and the ROC of relations based on the principles of independence and cooperation. These principles guaranteed a further equal state-church partnership while preserving the constitutionally fixed secular nature of the Russian state.

Текст научной работы на тему «Анализ основных источников правового регулирования отношений государства и Русской православной церкви в советский период»

СОВРЕМЕННАЯ НАУКА. 2017. Т. 8. № 1 -3

4 – OPEN ACCESS – в открытом доступе на сайте sovnauka.com

Научная специальность 12.00.01 — Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АНАЛИЗ ОСНОВНЫХ ИСТОЧНИКОВ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВА И РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

Аннотация. Дается характеристика нормативным правовым актам советского периода, регулирующим правоотношения в сфере религии во взаимосвязи с историческими событиями. Проводится анализ динамики изменения правовых актов одновременно с изменениями восприятия роли Русской православной церкви (РПЦ) в жизни общества и российского государства в советский период. Обосновывается вывод, что нормативно-правовое регулирование деятельности РПЦ во второй половине ХХ века отражает процесс формирования между государством и РПЦ отношений, основанных на принципах независимости и сотрудничества, гарантирующих дальнейшее равноправное государственно-церковное партнерство при сохранении конституционно закрепленного светского характера российского государства.

Ключевые слова: правовое регулирование, Русская православная церковь, советское государство, взаимоотношения.

ANALYSIS OF THE MAIN SOURCES OF LEGAL REGULATION OF RELATIONS BETWEEN THE STATE AND THE RUSSIAN ORTHODOX CHURCH DURING THE SOVIET PERIOD

Abstract. The characteristic of normative legal acts of the Soviet period regulating legal relations in the sphere of religion relating to historical events is given. The analysis of changes in legal acts and perception of the role of the Russian Orthodox Church (ROC) in the life of society and the Russian state in the Soviet period is being analyzed. The conclusion is justified that the legal regulation of the ROC in the second half of the twentieth century reflects the process of formation between the state and the ROC of relations based on the principles of independence and cooperation. These principles guaranteed a further equal state-church partnership while preserving the constitutionally fixed secular nature of the Russian state.

Читайте также:
Переподготовка военнослужащих увольняемых в запас в 2022 году

Keywords: legal regulation, Russian Orthodox Church, Soviet state, the relationship.

Развитие отношений между государством и Русской православной церковью сегодня выходят на качественно новый уровень. Важнейшим аспектом формирования гражданского общества и правового государства выступает совершенствования правового регулирования взаимоотношений между государством и РПЦ.

Государство при формировании национальной идеи и современной идеологии апеллирует к традиционным православным ценностям, наделяя церковь инструментами влияния на общественное сознание [1, с. 211]. Со своей стороны, РПЦ является партнером государства в сфере социального строительства, тогда как государство уделяет внимание правовой поддержке взаимоотношений с церковью.

На практике осуществление и развитие этой области права требует исследования опыта государственно-церковного сотрудничества в различных периодах российской истории. Определенный научный интерес прослеживается именно в советский период, когда были сформированы правовые основы светской жизни, осуществляется принцип отделения церкви от государства и шко-

лы от церкви. Исследование такого опыта взаимоотношений церкви и государства может стать основой для совершенствования законодательства в этой сфере и позволит сформировать эффективные взаимоотношения, основанные на равноправном партнерстве. В то же время, это позволит проанализировать ряд ошибок, допущенных в прошлом, как в целом во взаимодействии РПЦ и государства, так и государственного аппарата с РПЦ.

Упорядочение отношений между государством и РПЦ означает классификацию их типов и форм, сформированных в российской истории. Мы выделяем несколько типов и форм отношений между государством и РПЦ в силу исторических и правовых реалий.

В начале становления российской государственности и формирования централизованного государства в церкви доминировало самоопределение. Оно было признано высокой степенью автономии организации церкви от светского государства, а также присутствием законного церковного иммунитета. Церковь выступала как источник легитимности государственной власти, вырабатывала критерии, по которым государство имело право на

* Иванченко Светлана Валерьевна,

преподаватель, кандидат юридических наук

ГБПОУ г. Москвы Колледж полиции

Контакты: ул. Фабрициуса, д. 26, Москва, Россия, 125363

* Svetlana V. Ivanchenko,

Lecturer, Candidate of Juridical Sciences Moscow Police College

Contacts: ul. Fabritsiusa, d. 26, Moscow, Russia, 125363 E-mail: luchen-00@mail.ru

doi 10.24411/2079-4401 -2017-10001

modern science. 2017;8(1-3)

в открытом доступе на сайте sovnauka.com

СОВРЕМЕННАЯ НАУКА. 2017. Т. 8. № 1-3

осуществление власти. Затем церковная власть имела широкие полномочия в сфере правового регулирования семейных отношений, решала проблемы наследия и т.д.

Со второй половины XVI века наблюдается определенное притеснение прав церкви со стороны государства [2, с. 14], что привело к формированию предпосылок установления нового типа отношений государства и церкви, характеризующиеся различными зависимостями РПЦ: подвластность, подчиненность и подневольность.

Идеи совести и религиозной свободы, которые стали основополагающими для советских взаимоотношений церкви и государства, являются эволюционным источником опыта, основанном на правовой либерализации религиозной политики российского государства.

К 1857 г. Свод законов Российской империи законодательно утвердил принцип религиозной терпимости, когда доминирующая роль РПЦ была пересмотрена, позволив «свободное исповедание» веры. Русская православная церковь была поставлена в рамки «вынужденного согласия», однако с условием, что законодательно будет присутствовать запрет на миссионерскую деятельность прочих религий [3].

В начале XX в. происходит расцвет революционных движений, реализация которых усилит негативное отношение к РПЦ. Вектор взаимоотношений церкви и государства в последующем основывается на принципе компромисса и идет в начале развития нормативно-правовой базы для свободы совести и религиозной свободы.

Февральская революция 1917 г. принесла радикальные изменения в правовую конструкцию отношений между РПЦ и государством. Временное правительство в своих постановлениях «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений» от 20 марта 1917 г. и «О свободе совести» от 14 июля 1917 г., утвердило равенство граждан в экономической, социальной и политической сферах независимо от их вероисповедания. На заседании Поместного Собора 2 декабря 1917 г. был принят акт «О правовом положении Российской православной церкви», который предлагал перейти к комбинационному типу взаимоотношений с государством, основанных на принципе равноправия. Но государственная власть в ответ в декрете «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» от 23 января 1918 г. узаконила разрыв многовековой связи между государством и РПЦ, в результате чего церковь лишилась возможности идеологического воздействия. Кроме того, этот декрет фактически открыто установил формы наступления на церковь со стороны государства. В этой связи формируется подневольная форма зависимости церкви от государства, принципы реализации которой были окончательно утверждены в СССР.

С 1920-х гг. к вопросам взаимоотношений с РПЦ государство подходит лишь в рамках конкретной антирелигиозной концепции, принципы которой легли в основу атеистической идеологии. На основе отношений РПЦ и СССР дальнейшее развитие получает республиканское законодательство. Под видом реализации трудящимся реальной свободы совести вместо «свободы религиозной и антирелигиозной пропаганды», закрепленной в Конституции РСФСР 1918 г., в Конституции РСФСР 1925 г. (в ред. от 18 мая 1929 г.) за всеми гражданами признавалась «свобода религиозных исповеданий и антирелигиозной пропаганды». Это привело к ущемлению юрисдикции религиозных организаций, запрету на церковные публикации и общественную деятельность священников.

Другим правовым актом, дополняющим декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» явилось постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях», определившее правовую позицию религиозных организаций, права религиозных общин и прихожан, а также их обязанности пред государственной властью. Но практика реализации этого правового акта говорит о том, что полностью реализован он не был, и реализовывался только в части, не противоречащей официальной антирелигиозной партийной линии. Декларативный характер определил правовой статус церкви, который нашел свое практическое отражение в изъятии церковного имущества и закрытии храмов.

Читайте также:
Кто получит материнский капитал 616 тысяч: условия и когда увеличат

Разработанные в первой половине 1930-х гг. на более нижестоящем уровне нормативные акты содержали существенные ограничения правоспособности религиозных организаций. Постоянная комиссия по рассмотрению культовых вопросов при Президиуме ЦИК СССР, образованная в 1934 г., должна была обеспечить развитие государства по единообразному применению законодательства о религиозных организациях. В свете принятия конституционных норм в 1936 г. о равенстве правового статуса советских граждан изменений в правовом статусе РПЦ не последовало, так как эти конституционные нормы фактически не относились к православному духовенству. Окончательно оформившийся тоталитарный режим провозгласил подневольную форму зависимости Русской православной церкви от советской государственной власти.

Сочетание внутренних и внешних факторов, установившихся в 1940-х гг., явилось основой для формирования научных понятий толерантности, СССР по отношению к РПЦ. Исследователи старались научно обосновать новую идеологию, которая была направлена на нормализацию церковно-государственных отношений. Так, в работах Г.Г. Карпова [4, с. 23—28] прослеживается

СОВРЕМЕННАЯ НАУКА. 2017. Т. 8. № 1 -3 Юридические науки

в открытом доступе на сайте sovnauka.com

лояльность и патриотизм РПЦ в годы Великой отечественной войны, отмечается главенствующая роль советского государства в «реанимировании» централизованных начал Русской православной церкви.

Согласно постановлению СНК СССР от 17 апреля 1943 г. «О порядке учета и использования национального конфискованного и бесхозного имущества» религиозные товары передаются в религиозные общины бесплатно. Совет народных комиссаров 28 ноября 1943 г. принял постановление № 1325 «О порядке открытия церквей». Основой для этого правового акта стало то, что положительное или отрицательное решение об открытии церкви принимается на местном уровне под контролем Совета по делам Русской православной церкви. Таким образом, во время Великой Отечественной войны наблюдается недолгий переход церковной зависимости от подневольной формы к подвластной. Укрепление позиций РПЦ осуществляется в рамках неявной дозволенности под строгим контролем государственного аппарата.

В годы «оттепели» взаимоотношения между государством и РПЦ постепенно возвращаются к подневольной форме зависимости церкви от государства. В 1954 г. принимается постановление ЦК КПСС «О крупных недостатках в научно-атеистический пропаганде и мерах ее улучшения», которое стало правовым основанием трансформации правового статуса РПЦ [5, с. 363].

Сущность тех времен такова, что постановления ЦК КПСС, по сути, отменяют государственное регулирование. Так, на основе политических партийных решений, число храмов уменьшилось вдвое, священники отстранены от участия в хозяйственно-распорядительной деятельности своих храмов. Применимо к РПЦ государственная власть осуществила правовую стратегию, ко-

торая состоит из стремления изолировать РПЦ из жизни советского общества. Перспектива реализации такой стратегии подразумевала полную ликвидацию РПЦ как социального института на фоне декларативности прав РПЦ и иллюзии правовой защиты.

Кризисные тенденции советского государства характеризуют относительную нормализацию государственно-церковных отношений. Такие изменения в государственной идеологии способствуют образованию нового комбинационного типа отношений между государством и РПЦ. В 1975 г. законодательно был расширен круг полномочий РПЦ и признана правоспособность религиозных организаций. РПЦ обрела обновленный правовой статус юридического лица ограниченного типа.

Государство признает традиционные православные ценности в свете решения кризисных проблем масштабного характера. Правовое выражение эта тенденция нашла в Законе от 1 октября 1990 г. СССР «О свободе совести и религиозных организациях», в котором РПЦ получила полные права юридического лица, в том числе право на собственность, на участие в общественной жизни, защищать свои интересы в суде.

В заключение следует отметить, что вторая половина ХХ в. характеризуется противоречивыми тенденциями в отношениях между государством и РПЦ. Этот период отражает принцип декларативного закона на фоне сохранения прежнего правового статуса РПЦ при действительном отсутствии правовой защиты. В кризисный период и период последующего распада СССР был определен новый вектор развития взаимоотношений государства и РПЦ: в рамках либерализации идеологической системы начинается формирование правовых основ соработничества церкви и государства.

1. Вольтер О.В. Русская православная церковь как социальный институт и ее церковно-административные и иерархические элиты в современной России // Известия иркутского государственного университета. Серия: политология. Религиоведение. 2015. Т. 11. С. 211—218. [Vol’ter OV. Russian orthodox church as a social institution and its church-administrative and hierarchical elites in modern russia. Izvestiya irkutskogo gosudarstvennogo univer-siteta Seriya: politologiya Religiovedenie. 2015;(11):211. Russian].

2. Арсеньева Г.В. Государство и церковь во второй половине XVI — первой четверти XVIII вв. Исто-рико-правовое исследование: Автореф. дисс. . канд. юрид. наук. Саратов, 1999. 14 c. [Arsen’eva GV. State and church in the second half of the XVI — first quarter of the XVIII centuries. Historical and legal research [PhD]. Saratov: Saratov State Academy of Law; 1999. 14 p. Russian].

3. Захарова Е.Г. К проблеме церковной и конфессиональной политики государства во второй половине XIX — начале XX века // Макарьевские чтения: материалы второй международной конференции (21 — 22 ноября 2003 г.). Горно-Алтайск: 2004. С.116. [Zakharova EG. On the problem of the church and religious policy of the state in the second half of XIX — early XX century. In: Makaryevsky readings: materials of the second international conference; 2014 21-22 Nov. 2013; Gorno-Altaysk. Gorno-Altaysk: 2014. p. 116. Russian].

4. Карпов Г.Г. О Русской Православной Церкви в Советском Союзе. М., 1946. [Karpov GG. About the Russian Orthodox Church in the Soviet Union. Moscow; 1946. Russian].

5. ЦыпинВ. История русской Церкви. 1917—1997. История русской Церкви. Кн. IX. М.: Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1998. [Tsypin V. History of the Russian Church. 1917—1997. History of the Russian Church. Book IX. Moscow: Izdatel’stvo Spaso-Preobrazhenskogo Valaamskogo monastyrya; 1998. Russian].

© Иванчеко С.В./Ivanchenko S.V., 2017. Это произведение распространяется по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. [This work is licensed under the Creative Commons Attribution 4.0 International License].

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: