Как написать жалобу в Конституционный суд Москвы, если сына посадили незаконно?

Как изменятся правила подачи жалоб и рассмотрения дел в КС РФ

Среди проектов, которые президент внес в Госдуму в связи с поправками к Конституции, наиболее интересным выглядит проект изменений Закона о КС РФ. Предложено сократить состав суда до 11 судей, а также скорректировать и ввести множество других правил. Рассмотрим самые значимые для юриста изменения.

Право на обжалование нормативных актов

По проекту обратиться в КС РФ смогут, в частности, граждане и юрлица, если они считают, что их конституционные права и свободы нарушены следующими документами, которые применили в конкретном деле:

  • ФКЗ или ФЗ;
  • нормативным актом президента, правительства, Совета Федерации, Госдумы;
  • региональным нормативным актом, который издан по вопросам ведения РФ, а также совместному ведению РФ и региона.

Сейчас установлено: пожаловаться можно, если права и свободы нарушает примененный в конкретном деле закон. В отношении других нормативных актов ситуация сложнее. Например, КС РФ отмечал, что может признать допустимой жалобу гражданина, в которой оспаривается конституционность как ФЗ, так и нормативного акта правительства. При этом между этими документами должна быть прямая нормативная связь и они применяются в конкретном деле в неразрывном единстве.

Допустимость жалобы

Планируют ввести новое условие допустимости жалобы на нарушение конституционных прав и свобод — исчерпание всех других внутригосударственных средств судебной защиты. Речь идет о подаче кассационной жалобы в суд максимально высокой для данной категории дел инстанции или надзорной жалобы, если вступивший в силу судебный акт можно оспорить только в “надзоре”. При этом кассационное или надзорное обжалование решения, в рамках которого применили нарушающий права и свободы нормативный акт, стало для заявителя безуспешным.

КС РФ также сможет признать внутригосударственные средства судебной защиты исчерпанными, если судебная практика показывает, что нормативный акт применяется только так, как это сделали в конкретном деле. Речь идет о практике самого высшего по определенной категории дел суда. То же относится к официальному толкованию нормативного акта, которое дано в разъяснениях судебной практики.

Сейчас жалоба допустима, если закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершил суд. Однако критерии завершенности не названы. Отметим, это не единственное требование к жалобе.

Компенсация за то, что нельзя восстановить права

Если пересмотр дела после того, как, например, отдельные положения нормативного акта признаны нарушающими Конституцию, не приведет к восстановлению прав, КС РФ сможет указать на необходимость компенсации. Ее форму и размер определит суд первой инстанции.

Больше разъяснений ВС РФ

Хотят обязать ВС РФ разъяснять судебную практику для одинакового применения правил, в отношении которых КС РФ принял постановление, например, о признании нормативного акта нарушающим Конституцию. На выполнение обязанности предоставят максимум 2 месяца после опубликования постановления.

Таким образом, юристы могут ожидать значительного увеличения количества разъяснений со стороны ВС РФ.

Проверка законопроектов

Появятся правила рассмотрения дел о проверке конституционности, например, законопроектов. Это связано с тем, что по обновленной Конституции президент может направить запрос о такой проверке.

Проверить законопроекты можно будет только в случае, если Госдума приняла их в первом или во втором чтении. Если президент направил запрос, то законопроект нельзя одобрить в следующем чтении до того, как КС РФ примет решение по запросу. Срок на вынесение постановления составит максимум 20 дней после регистрации запроса. Если законопроект признают неконституционным, законодательный процесс прекратится.

Отметим, что проект содержит ряд отдельных правил проверки проекта закона РФ о поправке к Конституции.

Вступление изменений в силу и переходные положения

По общему правилу изменения начнут действовать со дня их опубликования в качестве ФКЗ.

Первые полгода с этого дня предложено применять другой подход к исчерпанию внутригосударственных средств судебной защиты. Он заключается в подаче любой кассационной жалобы, которая не привела к устранению нарушения прав нормативным актом. Если судебные решения обжалуются только в надзорном порядке, то достаточно будет факта их вступления в силу.

Документ: Проект Федерального конституционного закона N 1024643-7

Обзор подготовлен специалистами компании «Консультант Плюс»

Семь дел, где ВС защитил права заключенных

Семь дел, где ВС защитил права заключенных

Заключенный решил подать жалобу в ЕСПЧ, собрал к ней больше 1000 листов приложений и попросил отправить бесплатно – такая норма есть. В СИЗО жалобу прочитали и отправили совсем без приложений, потому что бесплатно только письма и бандероли. ЕСПЧ ее к производству не принял. А заявитель решил подать на СИЗО в суд. В другом деле осужденного наказали за лезвие в воротнике куртки, но он говорил, что «сюрприз» ему подложили в швейном цехе. Еще в подборке – истории про адвокатов, сроки обжалования и «неясные» требования заключенных. Разъяснения ВС оценил эксперт. Он надеется, что они пригодятся адвокатам и смогут помочь поменять практику к лучшему.

Читайте также:
Неотгуленный отпуск будет ли сгорать в 2022 году - трудовой кодекс?

Если суду непонятны какие-то требования истца или обстоятельства, важные для дела, то уточнить их можно в процессе подготовки дела, напомнил ВС в деле № 15-КА19-3. Там осужденный Игорь Беспалый* из ИК № 5 Мордовии требовал «признать незаконными действия колонии, связанные с ненадлежащими условиями содержания, и установить факт нарушения ст. 99 Уголовно-исполнительного кодекса». Там говорится про нормы жилой площади, минимальные нормы питания и материально-бытовое обеспечение осуждённых.

Две инстанции не стали рассматривать его требования. Первая инстанция оставила иск без движения, потому что не был подтвержден документами, а еще указала, что нет конкретных действий, которые обжалует осужденный. Апелляция не согласилась с первым доводом, но проявила солидарность со вторым.

Затем дело дошло до ВС. Он нашел в заявлении указания на конкретные факты: несоблюдение норм жилой площади и санитарных правил, испорченные продукты в столовой и так далее. Этого, по мнению ВС, уже достаточно, чтобы рассматривать дело. Но даже если требования истца и обстоятельства, на которые он ссылается, кажутся неясными, всегда есть возможность уточнить их при подготовке дела к производству, говорится в определении. Это могут сделать суд, административный ответчик.

Осужденные часто содержатся в ужасных условиях. А суды нередко оставляют без движения даже те иски, в которых указаны обжалуемые действия и решения, комментирует юрист фонда «Русь сидящая» Артур Дзедзинский. ВС указал, что так делать нельзя. Ст. 130 КАС («Оставление заявления без движения») применяется в случае прямых технических ошибок. Если требования административного истца неопределенные и он не представил документы, то это другое дело, объясняет Дзедзинский. «Можно было акцентировать внимание нижестоящих судов, что иски, связанные с условиями отбывания наказания, нельзя оставлять без движения из-за непредставления документов, – рассуждает юрист. – Если так делать, то осужденные останутся без защиты на национальном уровне [российских судов], потому что им обычно сложно добыть доказательства нарушения своих прав».

По словам Дзедзинского, разъяснение должно упростить применение ст. 227.1 КАС об оспаривании действий и решений сотрудников ФСИН, связанных с ненадлежащими условиями отбывания наказания. Норма появилась в декабре 2019-го. Но если суды будут постоянно оставлять иски без движения, то она просто не будет работать, разводит руками Дзедзинский.

В 2020 году Верховный суд отменил решения по двум делам о запрещенных предметах у заключенных. Михаила Ушакова*, который отбывал наказание в колонии Башкортостана, на 15 суток водворили в штрафной изолятор: нашли у него два пакетика кофе и полплитки шоколада. Но сам Ушаков это отрицал: по его словам, это чужие продукты, он в камеру их не проносил. Дело дошло до суда. Там виновность заключенного подтверждали акты об обыске и фотографии кофе и шоколада в камере. Две инстанции сочли, что этого достаточно, но не Верховный суд. По его мнению, о нарушении администрация узнала до того, как истек срок хранения видеозаписи, где запечатлено обнаружение запрещенных продуктов. Но административный ответчик не предъявил суду такую запись. В деле, по сути, нет и других доказательств, что Ушаков пронес и хранил в камере эти продукты, говорится в Постановлении № 49-КА20-1. С такими выводами ВС отменил решение о водворении в ШИЗО.

В другом деле Евгений Фенкель* обжаловал взыскание в виде трех суток в ШИЗО за лезвие бритвенного станка, найденное в воротнике куртки. Он отрицал, что лезвие ему принадлежит, но суды подтвердили правоту сотрудников ИК № 8 по ЯНАО. Две инстанции не нашли причин сомневаться в рапорте должностного лица, которое проводило обыск. Но ВС решил иначе. Согласно его заключению, нижестоящие инстанции не оценили доводы Фенкеля о том, что лезвие ему не принадлежит. Заключенный указывал, что на воротнике есть машинный шов, а незадолго до обыска куртка была на ремонте в швейном цехе. Суды должны были это проверить и выяснить, мог ли Фенкель спрятать лезвие, написано в Определении № 70-КА20-2-К7. Дело направили на пересмотр.

Нарушения прав осужденных бывают в основном длящиеся. Это плохое питание, отсутствие медпомощи или средств гигиены, нарушение условий содержания, рассказывает Дзедзинский. Поэтому важны разъяснения Верховного суда о сроке исковой давности. Если у исправительного учреждения сохраняется обязанность что-то сделать (предоставить питание, медпомощь и т. п.), то подать иск можно в любое время. Если обязанность прекратилась, то для обращения в суд есть три месяца.

Читайте также:
Не хочу писать отказ от наследства и не хочу принимать наследство

Такие разъяснения ВС сделал в деле № 15-КА19-3, производство по которому суды прекратили из-за пропуска срока. С заявлением обратился Егор Головин*, который с 2014 года сидел в СИЗО-1 УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Головин – инвалид II группы, он страдал тяжелыми хроническими заболеваниями, но ему не предоставили диетического питания по повышенным нормам. Письменный отказ он получал трижды в октябре и ноябре 2016 года. Головин обжаловал эти решения администрации в суде в 2018-м. Но апелляция нашла, что истец пропустил трехмесячный срок, установленный ст. 219 КоАП для обращения в суд, и не привел уважительных причин, которые бы его извиняли. Вторая инстанция отдельно отметила, что Головин обжалует не бездействие, которое носит длительный характер, а отказы администрации.

Но нарушение может оказаться, по сути, длящимся, возразил Верховный суд. Отказывать только из-за пропуска срока было нельзя. Таким образом, суд фактически оставил истца без защиты, а это идет вразрез с задачами административного судопроизводства, говорится в определении ВС. Головин может обратиться в суд в любое время, пока администрация обязана предоставить ему диетическое питание (ч. 1.1 ст. 219 КАС).

Тот же Егор Головин* из СИЗО-1 УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в 2017 году решил направить жалобу в Европейский суд по правам человека. Он подал через специальный отдел жалобу с 1195 листами приложений. Ее должны были отправить за счет исправительного учреждения, ведь у заявителя нет на это денег (п. 98 Правил внутреннего распорядка СИЗО). Но администрация решила, что бесплатно пересылаются только письма и бандероли. Документы Головина вскрыли и отправили в ЕСПЧ только жалобу на 11 листах. Выкинули 12-ю страницу, где была опись вложений, и все 1195 листов приложений. ЕСПЧ не рассмотрел жалобу: он получил ее неполной и необоснованной.

Головин обжаловал бездействие администрации и потребовал признать факт цензуры. Райсуд признал бездействие незаконным, но отказался признавать цензуру. А Санкт-Петербургский городской суд полностью отказал истцу. Он указал, что за счет исправительного учреждения пересылаются письма и бандероли, а отправление Головина значительно больше по весу. Как добавила апелляция, Головин не указал, как он пострадал от спорного решения и каким способом можно восстановить его нарушенное право.

Тройка судей ВС под председательством Зинченко не согласилась. «ЕСПЧ неоднократно указывал на недопустимость вскрытия и цензуры переписки между судом и заявителями, а также изъятия из нее каких-либо документов», – напоминает суд в Определении № 78-КА19-26. Если письма вскрываются, то их могут прочитать и оказать давление на жалобщика, а то и помешать обратиться в суд, считает ЕСПЧ (постановление от 19 июня 2014 года «Дело «Шехов против Российской Федерации» и другие).

Что же касается российского законодательства, оно не устанавливает ограничений по весу корреспонденции в адрес ЕСПЧ за счет средств СИЗО, отметил Верховный суд. Он признал незаконными действия СИЗО, где фактически нарушили право Головина на обращение в суд, и подтвердил факт цензуры. Решения нижестоящих инстанций были отменены.

Россия – лидер среди стран Совета Европы по числу нарушений ст. 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая гарантирует беспрепятственное обращение с жалобой в ЕСПЧ, указывает Дзедзинский. Много таких нарушений происходит в СИЗО и местах отбывания наказания. Цензурирование жалоб иногда имеет место, а суды порой легализуют эту практику. «Адвокаты, которые работают с этими нарушениями, могут использовать позицию ВС, что может изменить к лучшему судебную практику», – надеется Дзедзинский. В то же время, по его мнению, Верховному суду стоило основательнее оценить довод, что вес жалобы заявителя превысил установленные ведомственными актами пределы.

Как показывает ГАС «Правосудие», практически все герои подборки – «серийные» истцы: они подают много заявлений, годами судятся с СИЗО и исправительными учреждениями. Таких бесстрашных активистов в общей массе единицы, но они «двигают» практику, особенно когда доходят до Верховного суда, и вносят вклад (пусть даже небольшой) в дело защиты заключенных, которых изолировали от мира, а потому они особенно уязвимы, если их права нарушаются.

Адвокат, который проходит в колонию к своему доверителю, не обязан сдавать сотрудникам ФСИН на хранение телефон, диктофон, ноутбук и другие технические средства. Это может помешать защитнику оказать качественную юридическую помощь, указал ВС в деле № 16-КА19-2 в 2019 году. Там адвокат Валерий Шухардин успешно оспорил действия сотрудников ФКУ ИК-28 УФСИН России по Волгоградской области, которые в 2017 году не пустили его в колонию на свидание с подзащитной с мобильным телефоном, диктофоном и фотоаппаратом. Они были нужны, чтобы зафиксировать телесные повреждения доверительницы и записать ее показания. Но сотрудники колонии потребовали сдать технику. Шухардин отказался, свидание сорвалось.

Читайте также:
Нужно ли проходить медосмотр офисным работникам – порядок прохождения, перечень врачей

Затем адвокат обжаловал недопуск в суде. Волгоградский райсуд подтвердил, что ВС признал незаконным п. 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений о недопуске техники на свидания с осужденным (к этому также приложил руку Шухардин). В то же время решение вступило в силу в 2018 году, а нарушение было в 2017-м, поэтому все законно, решила апелляция. ВС отменил ее решение: следовало руководствоваться не подзаконным нормативным правовым актом, а Уголовно-исправительным кодексом и позициями Конституционного суда. Они как раз не содержат запрета на пронос техники (Определение № 16-КА19-2).

Верховный суд уже не в первый раз высказывает подобную позицию, что не мешает сотрудникам ФСИН и нижестоящим судам ее игнорировать, комментирует Дзедзинский. По его мнению, в случае Шухардина ВС лишь в очередной раз исправил очевидное нарушение.

В деле № 78-КА19-25 ВС оценил еще одно дело, связанное с доступом к юридической помощи. Егор Головин* обжаловал действия сотрудников СИЗО-1 УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, которые в 2018 году не пускали к нему защитников Шолбана Сангын-Оола и О. Парамонову. Но когда дело рассматривалось в суде, запрет был снят, а адвокатам дали возможность посещать подзащитного. Поэтому две инстанции сочли правильным прекратить производство по делу, ведь права Головина уже не нарушаются. Верховный суд с этим не согласился: даже если нарушения прекратились, они могли иметь место в прошлом. И это суды обязаны были исследовать, указала тройка судей и направила дело на пересмотр.

Образец жалобы на незаконное задержание

В производстве следователя ___________________ Н. находится уголовное дело по обвинению Ж.___________ в совершении преступления, предусмотренного п. «б», ч.3, ст.291.1 УК РФ (копия постановления о возбуждении уголовного дела от «____» ______ 20__ г. прилагается).

В настоящее время, защита Ж._______. осуществляется мной, адвокатом Ю. (реестровый № __/____ в реестре адвокатов г.________) на основании соглашения и ордера № ____ от _________, выданного коллегией адвокатов _________ г. _________ (копия ордера на осуществление защиты обвиняемой Ж._________ прилагается).

«____» _______ 20___ г., в рамках вышеуказанного уголовного дела обвиняемая Ж._______ была задержана в порядке ст.ст.91,92 УПК РФ, о чем следователем составлен протокол задержания подозреваемого от «___» ______ 20__ г. (копия протокола задержания Ж.________ прилагается).

Полагаю, что задержание обвиняемой Ж.____________ является незаконным и необоснованным по следующим основаниям:

В протоколе задержания, в качестве основания и мотивов задержания Ж._______, следователем сделана ссылка на ч.ч.1-2 ст. 91 УПК РФ.

При этом, в обжалуемом протоколе отсутствуют сведения о разъяснении следователем положений вышеуказанных норм уголовно-процессуального закона.

Поскольку, обвиняемой Ж.__________ не были разъяснены положения указанных правовых норм, это лишило ее возможности понимать, по каким именно основаниям и мотивам следователем принято решение о ее задержании. Данное обстоятельство не позволило обвиняемой Ж.________ в полной мере изложить свои доводы и возражения в отношении такого процессуального решения следователя.

Таким образом, следователем было незаконно и существенно ограничено право Ж._________ на защиту.

Кроме того, ссылки следователя на положения ч.1, ст.91 УПК РФ в качестве основания для задержания Ж.________ неправомерны, поскольку:

В силу положений ч.1, ст.91 УПК РФ следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:

  • когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения,
  • когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление,
  • когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

Однако, ни одно из вышеперечисленных условий не имело места.

Во-первых, из постановления о возбуждении уголовного дела от «__» __20_ г. следует, что Ж.________ не задерживалась в момент совершения инкриминируемого ей деяния, т.е. не была застигнута при совершении преступления или непосредственно после его совершения.

Во-вторых, не имеется указаний потерпевших или очевидцев на Ж.________, как на лицо, совершившее преступление.

Из буквального толкования данной нормы закона следует, что под указаниями потерпевшего (его представителя) или очевидцев имеются в виду их объяснения, в которых они указывают на конкретное лицо, как совершившее преступление. При этом они должны наблюдать совершение преступления непосредственно. Какие-либо предположения, догадки, сведения, полученные из иных источников (в том числе, полученные в ходе ОРМ), не относятся к фактическим данным, образующим данное основание.

Читайте также:
Договор купли-продажи мотоцикла — бесплатно скачать и распечатать бланк ДКП мотоцикла для физических лиц образца 2022 года

На момент задержания Ж.________ в порядке ст.ст.91, 92 УПК РФ, по данному уголовному делу не проводилось ее опознание в порядке ст. 193 УПК РФ.

В-третьих, с момента возбуждения уголовного дела в отношении Ж.______ («___» _____ 20___ г) до настоящего времени с ней не проводились какие-либо следственные действия по обнаружению следов преступления на теле Ж._________, ее одежде, а также в ее жилище.

При этом, «____» _______ 20___ года, в жилище Ж._______ по адресу: город ________, ул. _________, д.__, кв.____ был проведен обыск. Однако, это происходило в рамках другого уголовного дела. Обыск результатов не дал.

Кроме того, считаю, что при задержании Ж._________ и оформления соответствующего протокола задержания следователем нарушены положения ч.2, ст.91 УПК РФ.

Так, данной уголовно-процессуальной нормой установлено, что «при наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу».

Все вышеперечисленные обстоятельства на момент фактического задержания Ж.___________ отсутствовали.

На момент оформления протокола задержания Ж._________ у следствия не было оснований подтверждающих, что Ж.__________ пыталась скрыться.

Наоборот, следствие обладало информацией о том, что Ж.________ скрываться не намерена, имеет постоянное место жительства и выполняет все требования следователя.

Так, «____» _______ 20____ года Ж.________ самостоятельно явилась в следственный орган, поскольку накануне следователь Н.________, в производстве которого находится указанное уголовное дело, не направляя каких-либо повесток в адрес Ж._________, позвонил ее защитнику и попросил сообщить Ж._________ о необходимости явиться к следователю (по адресу: г. ______, ул.________ д. ___) для участия в следственных действиях.

При этом, следователь сообщил о своем намерении задержать Ж._________ в порядке ст. 91 УПК РФ. Однако, зная об этом предупреждении, Ж.__________ добровольно явилась в следственный орган.

В период с «___» _____ 20___ года по настоящее время, Ж.________ неоднократно добровольно являлась в следственный орган, при том, что следствием в ее адрес не было направлено ни одной повестки. Вызовы осуществлялись по телефону через адвоката.

С «____» ______ 20___ года по «____» _______ 20____ года, Ж._______ была дважды допрошена («___»______20____г. и «___» ______ 20___ г) в качестве свидетеля, хотя в реальности на тот момент она уже являлась заподозренным лицом.

«___»_____ 20___ г. она допрошена в качестве подозреваемой.

При этом, в ходе допроса в качестве подозреваемой, Ж._______ письменно заявила о том, что не намерена скрываться от следствия.

Вышеуказанное заявления Ж.__________ не было опровергнуто следствием.

Также, Ж.___________ добровольно заявила письменное ходатайство о передаче ею своего заграничного паспорта в следственный орган для хранения на период расследования вышеуказанного уголовного дела (при этом, следователем Н.__________ был принят заграничный паспорт Ж._________ и в настоящее время он хранится при уголовном деле).

Также, Ж.__________ предоставила в следственный орган копии документов, подтверждающих совместное с ней проживание ее несовершеннолетних детей (20__ г.р. и 20__ г.р.), а также медицинские документы, подтверждающие наличие ряда тяжелых заболеваний у ее детей, требующих постоянного присутствия Ж.______ рядом с ними.

У следствия не имеется сомнений в личности Ж.________, поскольку она установлена в ходе расследования уголовного дела. По запросам следователя получены положительные характеристики. Положительные характеристики на Ж.________ также предоставлены адвокатом.

Следствию известно, что Ж._______ не относится к лицам, не имеющим постоянного места жительства, поскольку она постоянно зарегистрирована по адресу: город_______, ул.__________, д._____, кв.______, где постоянно проживает совместно с членами ее семьи: супругом и двумя несовершеннолетними детьми (копия Выписки из домовой книги №_______ от «___» _____ 20___ г. прилагается).

Также следует отметить, что на момент фактического задержания Ж.________, следователем не направлялось в суд согласованное с руководителем следственного органа ходатайство об избрании в отношении неё меры пресечения в виде заключения под стражу.

Таким образом, основания, предусмотренные ч.ч.1-2, ст.91 УПК РФ для задержания Ж._________ на момент ей задержания отсутствовали.

Кроме того, при оформлении протокола задержания Ж.________ следователем были допущены нарушения положений ч.2, ст.92 УПК РФ.

Так, в нарушение вышеуказанной уголовно-процессуальной нормы, следователем неверно указано время фактического задержания Ж._________, якобы – 17 часов 45 минут «____» _______ 20___ года, в то время, как фактическое задержание Ж._________ было осуществлено следователем Н._______ с 12 часов 15 минут «_____» ________ 20__ года, то есть, на 5 часов раньше указанного в протоколе времени. По этому поводу в протоколе задержания имеются рукописные замечания адвоката.

Читайте также:
Что делать, если не проводят свет по договору на участок?

В силу положений п.11, ст.5 УПК РФ, задержание подозреваемого – это мера процессуального принуждения, применяемая следователем на срок не более 48 ч с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления.

При этом, п.15, ст.5 УПК РФ определяет момент фактического задержания, как «момент производимого в порядке, установленном УПК РФ, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления».

Именно с 12 час. 15 минут «____» ________ 20___ г. Ж._______, находясь в помещении кабинета № ____ в здании следственного органа (по адресу: г._______, ул.________, д._____) была лишена следователем Н.______ возможности свободно, по своему усмотрению, передвигаться.

С указанного времени следователем, наделенным властными процессуальными полномочиями проводить оформление задержания подозреваемого, осуществлялись следственные и иные процессуальные действия в отношении Ж._________.

Кроме того, в нарушение требований ч.2, ст.92 УПК РФ, в протоколе задержания Ж.________ от «___» _______ 20___ г. следователем не приведены мотивы и другие обстоятельства ее задержания, что нарушило конституционные права Ж.________, предусмотренные ст.22 Конституции РФ, а также Положений Статьи 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, никаких законных оснований для задержания Ж._____ и её содержания в ИВС в течение 48 часов не имелось, поскольку такие основания не зафиксированы следователем в протоколе задержания Ж.__________.

В силу предписаний ч.1, ст.92 УПК РФ, протокол задержания должен быть составлен не позднее 3 часов с момента фактического задержания подозреваемого.

В то же время, протокол задержания Ж._______ от «___» _____ 20___ г. был составлен по истечении допустимого по закону времени, так как фактически задержание Ж,______ осуществлено следователем в 12 час. 15 мин. «___» _______ 20____ г, а в 17 час. 45 мин. «____» _______ 20__ г составлен протокол ее задержания без указания времени фактического нахождения Ж._______ в кабинете следователя.

В соответствии с ч.4, ст.7 УПК РФ постановления следователя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

При отсутствии указаний на реальные и наличествующие мотивы задержания, а также без учета данных о личности задерживаемого лица, в нарушение ч.4, ст.7 УПК РФ, задержание Ж.________ является незаконным и необоснованным.

Принимая во внимание, что при задержании лица, его право на свободу и личную неприкосновенность ограничено и способно причинить ущерб конституционным правам и свободам участника уголовного производства, действия следователя при задержании Ж.________ подлежат судебному обжалованию в соответствии со ст.125 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 5, 7, 91, 92, 125 УПК РФ, —

ПРОШУ:

Признать незаконными действия следователя Н._______ по задержанию Ж.________ «___» _____ ______ г.р., в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ, согласно протокола задержания Ж._____ от «____ _____ 20___ г., оформленного следователем Н.______ по уголовному делу № ____________.

Обязать следователя устранить допущенные нарушения закона.

Уведомить меня о месте, дате и времени рассмотрения жалобы по телефону.

Приложение:

  1. Копия протокола задержания подозреваемого от «___» ___ 20___ г.
  2. Копия Постановления о возбуждении уголовного дела от «___» _____ 20__ г.
  3. Копия Протокола допроса Ж._______ в качестве подозреваемой от «___» ___ 20__ г;
  4. Копия Выписки из домовой книги №7647270 от 14.08.2018г.
  5. Копия свидетельства о рождении несовершеннолетнего ребенка Ж. ____., 2010 г.р.
  6. Копия свидетельства о рождении несовершеннолетнего ребенка Ж. ____., 2012 г.р.
  7. Копия ордера защитника Ю. № _____ от «___» ______ 20___г. (оригинал в деле).

Защитник: _____________________________ /адвокат _________________/

«_____» ____________ 20_____ года

С уважением, адвокат Захар Лебедев, партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Судья нарушает нормы права и этики. Как реагировать на такое поведение

Как участнику судебного разбирательства выбрать способ, как защитить свои права, если их нарушил судья

Юристы сталкиваются с тем, что в процессе ведут себя недобросовестно не только оппоненты, но и судьи. В статье собрали четыре нарушения с их стороны и рассказали, как им противостоять.

Нарушает нормы права: обжалуйте судебный акт

Если судья, по мнению участника процесса, нарушил нормы права, в том числе процессуальные, и это привело к принятию неверного судебного акта, необходимо обжаловать сам судебный акт. Жалоба не приведет к положительному эффекту, так как ее вернут в связи с тем, что заявитель выражает несогласие с актом.

Читайте также:
Нужно Ли Менять Загранпаспорт При Замене Российского Паспорта

Конституционный суд указывал: если суд вынес акт с нарушением норм права, это может повлечь лишь его пересмотр в предусмотренном законом порядке. Верховный суд аналогично пояснял, что судью нельзя привлечь к дисциплинарной ответственности за принятие незаконного или необоснованного акта в результате судебной ошибки из-за того, что он неверно оценил доказательства по делу или неправильно применил нормы права.

Такой подход справедлив не только для акта, принятого по существу спора, но и для актов, которые носят процессуальный характер. Даже если определение не обжаловать отдельно, АПК и ГПК предусматривают защиту прав лиц, которые участвуют в деле. В частности, можно заявить возражения при обжаловании акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Заинтересован в исходе дела: заявляйте отвод

Если сомневаетесь в беспристрастности, подайте заявление об отводе. Например, основанием для отвода могут быть родственные связи с лицами, которые участвуют в деле, в том числе в качестве третьих лиц, или то обстоятельство, что судья в прошлом работал на участника процесса.

Удовлетворяют заявления об отводе редко. Как правило, такие заявления признают необоснованными, так как при явных основаниях судьи обязаны заявить самоотвод, что чаще всего и происходит. На практике встречаются даже случаи самоотвода всего суда, хотя закон такую конструкцию не предусматривает.

Затягивает дело: подавайте заявление об ускорении процесса

Если судья откладывает судебное разбирательство несколько раз подряд — это не основание для жалобы. Последствия в виде дисциплинарной ответственности для него могут наступить, только если он грубо или систематически нарушает нормы права или судебную этику. Если он нарушает разумные сроки судопроизводства, подавайте заявление об ускорении рассмотрения дела на имя председателя суда. Это наиболее эффективный способ ускорить разбирательство.

Грубо нарушает закон или этические нормы: пишите жалобу

Предвзятость судьи — повод заявить отвод, затягивание — просить об ускорении, но в обоих случаях есть возможность подать жалобу в квалификационную коллегию судей. Жалоба на судью может повлиять на судопроизводство в трех случаях.

Первый — возникает волокита, а заявление об ускорении не помогло: судья так же систематически откладывает дело и делает перерывы без объективных причин. Тем более если заявление об ускорении не обеспечило разумные сроки рассмотрения спора.

Второй — судья и сотрудники аппарата препятствуют участнику дела в осуществлении прав, которые непосредственно не связаны с рассмотрением дела, но влияют в целом на его исход. Например, не дают ознакомиться с материалами дела, не выдают копии судебных актов.

Третий — судья грубо нарушил закон или этические нормы. Например, оскорблял заявителя или консультировал оппонента.

Чтобы жалобу удовлетворили, необходимо собрать доказательства противоправного поведения судьи. Наложение дисциплинарного взыскания — серьезная мера воздействия на судью, поэтому голословные утверждения не положат в основу таких решений.

Комиссия, которая рассматривает жалобы, может запрашивать материалы, которые связаны с проверкой. Заявителю целесообразно предоставить все сведения, которые у него есть, так как материалы дела могут не содержать всей информации. Например, предоставить аудиозапись заседания: если ее нет, утверждения о недостойном поведении судьи посчитают недоказанными.

Жалоба должна содержать только факты, которые связаны с поведением судьи, на основании доказательств, с указанием ссылок на нарушенные нормы права или Кодекса судейской этики. Не включайте в жалобу эмоциональную оценку его действий.

При реализации своего права нельзя допускать оскорбительных высказываний, угроз и других выражений, которые могут воспринять как неуважение к суду либо ненадлежащее поведение заявителя. Использование нецензурной лексики или оскорбительных слов приведет к тому, что жалобу вернут без рассмотрения.

Иногда жалоба не влечет за собой дисциплинарное взыскание, так как формально оснований, которые указаны в ней, недостаточно для наказания. Однако сам факт подачи, особенно если есть другие жалобы, может указать судье на необходимость более строго соблюдать нормы поведения и права участников процесса. На обязательность соблюдения законодательства судье может указать и председатель в профилактической беседе. В таких случаях жалоба может повлиять на поведение судьи с позитивным эффектом для рассмотрения дела.

Статья подготовлена с использованием материалов журнала «Корпоративный юрист»

Если проиграли суд: что делать? Обратиться в Конституционный Суд РФ

Проиграв дело во всех судебных инстанциях арбитражных судов или судов общей юрисдикции (вплоть до Верховного Суда РФ), проигравшая сторона зачастую полагает, что иных способов защитить свои права в судебном порядке у нее не осталось.

Между тем в некоторых случаях это не так.

Читайте также:
Исковое заявление о взыскании потребителем уплаченной суммы за неоказанную в срок услугу

Конституционный Суд РФ рассматривает дела по жалобам граждан и организаций на нарушение их конституционных прав законом (конкретной нормой закона), примененным в конкретном судебном деле.

Следует сразу сказать, что Конституционной Суд РФ не занимается рассмотрением дел по существу, оценкой имеющихся в деле доказательств, фактических обстоятельств дела, а он рассматривает исключительно вопрос о том, соответствует ли Конституции РФ сама норма права, которую применили арбитражные суды или суды общей юрисдикции в деле лица, обратившегося в Конституционный Суд, или не соответствует. В связи с этим обращаться в Конституционный Суд РФ имеет смысл не по всем категориям дел, а только по тем делам, в которых камнем преткновения явилась определенная норма закона.

Если Конституционный Суд РФ придет к выводу о том, что норма закона не соответствует Конституции РФ, то дело лица, обратившегося в Конституционный Суд РФ, будет подлежать пересмотру.

При этом важно отметить, что в Конституционном Суде РФ можно оспаривать не только буквальный текст закона, но и норму закона с учетом смысла, придаваемого ей судебной (правоприменительной) практикой.

Конституционный Суд РФ может признать саму норму закона (текст закона), примененную в конкретном деле, не противоречащей Конституции РФ, но применение (толкование) нормы судами в этом деле будет противоречить толкованию, данному Конституционным Судом РФ, в результате чего дело лица, обратившегося в Конституционный Суд РФ, также будет подлежать пересмотру.

Приведем примеры некоторых дел по жалобам организаций, рассмотренных Конституционным Судом РФ (далее – КС РФ) в 2020 году.

1. Постановление КС РФ от 12.05.2020 г. № 23-П.

ООО «Лысьва-теплоэнерго» обратилось в Арбитражный суд Пермского края с требованием о взыскании задолженности Муниципального бюджетного учреждения «Лысьвенский сельский водоканал» (ликвидировано учредителем) с учредителя данного бюджетного учреждения (т.е. за счет средств муниципальной казны).

Арбитражный суд отказал ООО «Лысьва-теплоэнерго» в удовлетворении требований, указав на то, что нормы гражданского законодательства (пункт 5 статьи 123.22 ГК РФ) не предоставляют кредиторам ликвидированного бюджетного учреждения право обратиться к собственнику его имущества в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам учреждения, вытекающим из гражданско-правовых договоров, за исключением обязательств, связанных с причинением вреда гражданам.

По мнению ООО «Лысьва-теплоэнерго», оспариваемая норма гражданского законодательства противоречит Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ вынес постановление в пользу ООО «Лысьва-теплоэнерго».

КС РФ признал пункт 5 статьи 123.22 ГК РФ не соответствующим статьям 2, 8, 17 (часть 3), 19 (часть 1) и 35 (части 1-3) Конституции РФ (во взаимосвязи с ее статьями 34 и 55 (часть 3)), поскольку в системе действующего правового регулирования он исключает возможность привлечь к субсидиарной ответственности собственника имущества (учредителя) ликвидированного муниципального бюджетного учреждения по его обязательствам, вытекающим из публичного договора (включая договор теплоснабжения).

Решение арбитражного суда по делу ООО «Лысьва-теплоэнерго», принятое на основании пункта 5 статьи 123.22 ГК РФ, подлежит пересмотру.

2. Постановление КС РФ от 07.04.2020 г. № 15-П.

АО «РСК» было привлечено к административной ответственности по статье 8.25 Кодекса города Москвы об административных правонарушениях.

Суды общей юрисдикции пришли к выводу о том, что назначенное АО «РСК» административное наказание является справедливым и соразмерным. При этом, отклоняя довод АО «РСК» о наличии оснований для снижения размера административного штрафа в соответствии с частями 3.2 и 3.3 статьи 4.1 КоАП Российской Федерации (т.е. менее минимального размера), заместитель председателя Московского городского суда указал, что такая возможность предусмотрена за совершение административных правонарушений, ответственность за которые установлена разделом II «Особенная часть» КоАП Российской Федерации.

АО «РСК» полагало, что части 3.2 и 3.3 статьи 4.1 КоАП Российской Федерации не соответствуют Конституции РФ, поскольку не позволяют назначать юридическому лицу административное наказание в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, установленного законом субъекта РФ.

Конституционный Суд РФ, рассмотрев жалобу АО «РСК», признал части 3.2 и 3.3 статьи 4.1 КоАП Российской Федерации не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они исключают возможность назначения юридическому лицу административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, установленного законом субъекта РФ за совершение конкретного административного правонарушения.

Судебные акты судов общей юрисдикции по делу АО «РСК» подлежат пересмотру.

3. Постановление КС РФ от 15.10.2020 г. № 41-П.

Иностранная компания «Majena Shipping Company Limited» (собственник судна) оспаривала в Ростовском областном суде конфискацию судна. Конфискация была произведена по постановлению по делу об административном правонарушении, вынесенному в отношении другого юридического лица.

Постановлением заместителя председателя Ростовского областного суда производство по жалобе «Majena Shipping Company Limited» было прекращено на том основании, что компания не относится к лицам, которые вправе обжаловать такое постановление по делу об административном правонарушении.

Читайте также:
Ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: пример

По мнению «Majena Shipping Company Limited», положения законодательства, не позволяющие собственнику имущества, конфискованного на основании вынесенного в отношении другого лица постановления по делу об административном правонарушении, обжаловать это постановление, не соответствуют Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ вынес постановление в пользу «Majena Shipping Company Limited».

КС РФ признал часть 4 статьи 3.7 и часть 1 статьи 30.12 КоАП Российской Федерации не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 35 (части 1 и 3), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования, допуская по делам об административных правонарушениях в области таможенного дела конфискацию орудия совершения или предмета административного правонарушения – товаров и (или) транспортных средств у лиц, не являющихся собственниками соответствующего имущества, не предусматривают права собственника имущества обжаловать постановление по делу об административном правонарушении в части конфискации имущества в случае, когда товар или транспортное средство законно перемещены через таможенную границу и находятся на таможенной территории ЕАЭС, где таможенные органы и суды Российской Федерации имеют эффективные средства контроля и законного принуждения, в том числе процессуального, при достоверно известном составе участников таможенных и связанных с ними правоотношений, включая собственника имущества, который не уклоняется от осуществления своих прав и обязанностей под российской юрисдикцией.

Постановление заместителя председателя Ростовского областного суда, которым было прекращено производство по жалобе иностранной компании «Majena Shipping Company Limited», подлежит пересмотру.

4. Постановление КС РФ от 12.11.2020 г. № 46-П.

ОАО «Московская шерстопрядильная фабрика» оспаривало в Конституционном Суде РФ конституционность подпункта 1 пункта 4 статьи 378.2 Налогового кодекса РФ. В силу этого законоположения для целей определения налоговой базы по налогу на имущество организаций с учетом кадастровой стоимости имущества торговым центром (комплексом) признается отдельно стоящее нежилое здание (строение, сооружение), расположенное на земельном участке, один из видов разрешенного использования которого предусматривает размещение торговых объектов, объектов общественного питания и (или) бытового обслуживания.

В судах общей юрисдикции ОАО «Московская шерстопрядильная фабрика» указывало, что фактически здания, расположенные на арендованном им земельном участке с указанным выше видом разрешенного использования, используются под производственные и образовательные цели, а не для размещения офисов или торговых объектов.

Суды общей юрисдикции указали, что для отнесения объекта недвижимого имущества к торговым объектам и объектам для размещения офисов достаточно соответствия одному из перечисленных в статье 378.2 НК РФ условий, и в случае ОАО «Московская шерстопрядильная фабрика» таким условием выступает один из видов разрешенного использования земельных участков, на которых расположены здания. Критерий фактического использования зданий, по мнению судов, не имеет правового значения.

Конституционный Суд РФ, признав подпункт 1 пункта 4 статьи 378.2 НК РФ не противоречащим Конституции РФ, тем не менее указал, что по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования данное законоположение не предполагает возможности определения налоговой базы по налогу на имущество организаций исходя из кадастровой стоимости здания (строения, сооружения) исключительно в связи с тем, что один из видов разрешенного использования арендуемого налогоплательщиком земельного участка, на котором расположено принадлежащее ему недвижимое имущество, предусматривает размещение торговых объектов, объектов общественного питания и (или) бытового обслуживания, независимо от предназначения и фактического использования здания (строения, сооружения).

Правоприменительные решения судов общей юрисдикции, принятые по делу ОАО «Московская шерстопрядильная фабрика» на основании подпункта 1 пункта 4 статьи 378.2 НК РФ в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным КС РФ, подлежат пересмотру.

Примером дела, рассмотренного Конституционным Судом РФ по жалобе, подготовленной Адвокатским бюро «Адвокатская фирма «ЮСТИНА» в защиту своего доверителя, является дело бухгалтера Ахмадеевой Г.Г. (https://zakon.ru/blog/2017/11/03/tezisy_vystupleniya_advokata_shubina_da_po_delu_ahmadeevoj_gg_v_konstitucionnom_sude_rf_delo_budet_r).

Ахмадеева Г.Г. оспаривала в Конституционном Суде РФ нормы законодательства, на основании которых судами общей юрисдикции с нее были взысканы налоги, пени и штрафы, доначисленные организации, бухгалтерский учет в которой вела Ахмадеева Г.Г.

В указанном деле (постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2017 г. № 39-П) Конституционный Суд РФ, признав нормы законодательства не противоречащими Конституции РФ, тем не менее определил ряд положений, которые не могут быть нарушены при взыскании с физических лиц налоговых недоимок организаций (налоги и пени организации не могут быть взысканы с физического лица до тех пор, пока существует возможность взыскания их с организации; штрафы организаций не подлежат взысканию с физических лиц; факт вынесения обвинительного приговора или прекращения уголовного дела в отношении физического лица не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий виновность физического лица в причинении имущественного вреда бюджету; и др.).

Читайте также:
Что грозит за распитие спиртного в припаркованном автомобиле

Судебные акты судов общей юрисдикции по делу Ахмадеевой Г.Г. с толкованием норм, расходящимся с толкованием КС РФ, подлежат пересмотру.

Следует отметить, что процент дел, «отправленных» Конституционным Судом РФ на пересмотр, невелик. В том числе это связано с неправильным составлением жалоб заявителями (зачастую жалоба в Конституционный Суд РФ дублирует апелляционную или кассационную жалобу, а это неверно).

Между тем в ряде случаев обращение в Конституционный Суд РФ может дать шанс на пересмотр дела, проигранного ранее во всех судебных инстанциях арбитражных судов или судов общей юрисдикции.

КС признал нарушение права на защиту, отказывая в принятии жалобы

Эксперты «АГ» обратили внимание, что Суд фактически признал возможность наступления негативных последствий для осужденного в случае изменения вида участия обвиняемого при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции, которые устраняются правильным правоприменением.
В Определении от 28 января 2021 г. № 16-О Конституционный Суд указал, что изменение в суде апелляционной инстанции оценки вида участия подсудимого (его роли) в совершении преступления может повлечь нарушение его права на защиту.
Апелляционным определением от 24 января 2020 г. был изменен приговор, вынесенный в том числе в отношении Дмитрия Байнова: его действия (два эпизода) по незаконному перемещению через государственную границу РФ с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС стратегически важных ресурсов в крупном размере, совершенные в составе организованной группы, были переквалифицированы с ч. 3 ст. 226.1 УК на ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 226.1 Кодекса. Как установил суд второй инстанции, доказательствами не подтверждается совершение преступлений организованной группой, а Дмитрий Байнов не совершал действий, направленных на достижение преступного результата, лишь пообещав исполнителям сбыть предметы контрабанды, что, не относясь к объективной стороне преступления, образует такую форму соучастия, как пособничество.
Дмитрий Байнов обратился в Конституционный Суд. Он попросил признать не соответствующим Конституции п. 1 ч. 1 ст. 389.26 «Изменение приговора и иного судебного решения» УПК, утверждая, что данная норма в нарушение права обвиняемого (осужденного) на защиту позволяет суду апелляционной инстанции давать содеянному свою уголовно-правовую оценку, которая не охватывается диспозицией первоначально вмененной нормы уголовного закона и отличается по объекту и объективной стороне преступного деяния.
Изучив материалы дела, КС сослался на ряд своих определений и отметил, что ч. 1 ст. 389.26 УПК предусматривает, что при изменении приговора и иного судебного решения в апелляционном порядке суд вправе наряду с прочим смягчить осужденному наказание или применить в отношении его уголовный закон о менее тяжком преступлении (п. 1). При этом в соответствии с ч. 1 ст. 389.13 этого Кодекса производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном его гл. 35–39 (с изъятиями, предусмотренными его гл. 45.1), регулирующими в том числе общие условия судебного разбирательства, включая требования ст. 252 УПК, в силу которых судебное разбирательство по уголовному делу проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, а изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту, что служит одной из важнейших гарантий права обвиняемого на защиту.
Суд указал, что Пленум ВС также подчеркивает, что судебное разбирательство судом апелляционной инстанции проводится в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 252 УПК в пределах предъявленного лицу обвинения; суд вправе изменить приговор либо отменить приговор и вынести новое судебное решение, если этим не ухудшается положение осужденного по отношению к обвинению, предъявленному органами предварительного расследования, и не нарушается его право на защиту (п. 15 и 16 Постановления от 27 ноября 2012 г. № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).
Согласно п. 20 Постановления Пленума ВС от 29 ноября 2016 г. № 55 «О судебном приговоре» суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия (бездействие) подсудимого по другой статье уголовного закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь если действия (бездействие) подсудимого, квалифицируемые по новой статье, вменялись ему в вину, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от поддержанного государственным (частным) обвинителем обвинения, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту; в отличие от более тяжкого обвинения, обвинением, существенно отличающимся от первоначального по фактическим обстоятельствам, следует считать всякое иное изменение его формулировки (вменение других деяний вместо ранее предъявленных или преступления, отличающегося от предъявленного по объекту посягательства, форме вины и т.д.), если при этом нарушается право подсудимого на защиту.
КС сослался и на свое Определение от 29 мая 2019 г. № 1255-О, согласно которому изменение в суде апелляционной инстанции оценки вида участия подсудимого (его роли) в совершении преступления может повлечь нарушение его права на защиту, когда его деяние хоть и предусмотрено той же статьей Особенной части уголовного закона, по которой ему было предъявлено обвинение, но новая квалификация содеянного предполагает иные по характеру действия подсудимого, имеет существенные отличия с точки зрения объективных и субъективных признаков от ранее предъявленного обвинения.
Таким образом, указал Суд, п. 1 ч. 1 ст. 389.26 УПК сам по себе не может расцениваться как нарушающий конституционные права заявителя. Проверка же правомерности конкретных правоприменительных решений по его делу предполагает исследование обстоятельств этого дела и не относится к компетенции Конституционного Суда.
Президент подписал поправки в закон о Конституционном Суде
После официального опубликования документа судьи КС утратят право не только обнародовать свои особые мнения, но и публично ссылаться на них
Кроме того, заметил Суд, в соответствии с п. «а» ч. 4 ст. 125 Конституции (с учетом изменений, вступивших в силу 4 июля 2020 г.) Конституционный Суд в порядке, установленном федеральным конституционным законом, проверяет по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционность законов и иных нормативных актов, указанных в п. «а», «б» ч. 2 той же статьи, примененных в конкретном деле, если исчерпаны все другие внутригосударственные средства судебной защиты. При этом согласно ч. 4 ст. 2 Закона от 9 ноября 2020 г. № 5-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон “О Конституционном Суде Российской Федерации”» до истечения шести месяцев со дня его вступления в силу под исчерпанием понимается подача заявителем любой кассационной жалобы, касающейся применения оспариваемой нормы, если она не привела к устранению признаков нарушения его прав. Дмитрием Байновым же представлены только решения судов первой и апелляционной инстанций, что не позволяет сделать вывод об исчерпании им внутригосударственных средств судебной защиты, резюмировал КС.
Юрист КА «Параграф» Григорий Грибков отметил, что указание суда апелляционной инстанции на совершение подсудимым преступления в роли, отличной от вмененной следственными органами, лишает защитников возможности сослаться на релевантные для нее факты, перестроить линию защиты в связи с новой квалификацией. «Не сможет изменить ситуацию и обращение в кассационный суд, поскольку кассационная инстанция не рассматривает факты дела. Таким образом, право подсудимого на защиту нарушается», – посчитал он.
По мнению Григория Грибкова, хотя Конституционный Суд и не принял жалобу к рассмотрению, он признал, что изменение в суде апелляционной инстанции оценки роли подсудимого в совершении преступления может повлечь нарушение права подсудимого на защиту, поэтому указанное определение Конституционного Суда вселяет надежду на предотвращение подобных случаев в будущем.
Заместитель генерального директора Юридической Команды «АТЕРС» Станислав Малышкин назвал правовую позицию КС ожидаемой: судебное разбирательство в суде апелляционной инстанции производится в пределах предъявленного обвинения, и новое решение возможно только в случае, если этим не ухудшается положение обвиняемого по отношению к предъявленному обвинению. Это прямо закреплено ст. 252 УПК. Таким образом, отметил он, обжалуемые заявителем нормы действительно представляются соответствующими Конституции.
По его мнению, важно другое – КС фактически признал возможность наступления негативных последствий для осужденного в случае изменения вида участия обвиняемого при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции. «Однако оценивать данные обстоятельства должны исключительно суды общей юрисдикции вышестоящих инстанций», – добавил он.
«По собственному опыту знаю, что само определение Конституционного Суда не может сформировать полного представления о проблеме, которую поднимает заявитель. Очень важны детали, которые отражены в жалобе и материалах уголовного дела. Никакая жалоба не будет направляться в Конституционный Суд для праздного любопытства. Видимо, заявитель и его адвокаты столкнулись с ситуацией, по которой нет прямого положения в законах или разъяснениях Верховного Суда», – посчитал Станислав Малышкин.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: